Третьеиюньская монархия» основное содержание.

20 Февраль 2014 →

ТРЕТЬЕИЮНЬСКАЯ МОНАРХИЯ (3 июня 1907–1915) – система государственной власти, сложившаяся после государственного переворота 3 июня 1907 и просуществовавшая до середины Первой мировой войны.

Государственный переворот был инициирован Советом объединенного дворянства. С согласия председателя Совета министров П.А.Столыпина, по сфабрикованному охранкой обвинению в подготовке антигосударственного переворота, практически вся социал-демократическая фракция Думы в ночь на 3 июня 1907 была арестована. Это было сделано без решения думской комиссии по расследованию обвинения в подготовке переворота. Одновременно был опубликован манифест о роспуске Думы и об изменениях в положении о выборах. Указ об изменении избирательного закона, повысивший имущественный ценз для избирателей (его текст составил С.Е.Кржижановский, председатель департамента общих дел), нарушал несколько статей так называемых «Основных законов Российской империи», утвержденных 23 апреля 1906 во время революции 1905–1907 и обнародованные в Манифесте 17 октября 1905.

Ранее, согласно Основным законам страны, ни один новый государственный акт не мог быть принят без согласия Думы. Теперь же, при распущенном парламенте, судебная власть стала осуществляться от имени императора, назначавшего Сенат и имевшего право законодательной инициативы, утверждавшего законы перед вступлением их в действие. По статье 87 Основных законов, в перерывах между роспуском и возобновлением деятельности Думы царь мог издавать указы, которые сразу проводились в жизнь, объявлять чрезвычайное положение в губерниях (что было постановлено еще ранее, Временными правилами 1881, которые продлевались каждые три года). При введении чрезвычайного положения Основные законы переставали действовать, и в губерниях устанавливалась диктатура генерал-губернаторов, имевших право ссылки без суда на 5 лет, запрета общественных организаций, закрытия предприятий и органов печати. С июня 1907 на 75% территории европейской части России стало действовать положение о чрезвычайной охране. Исполнительная власть стала полностью подконтрольна императору, так как он сам назначал Совет министров. В руках императора осталось и все руководство внешней политикой, так что заново созываемой Думе остались лишь внутренние проблемы государства.

Государственная дума III-го созыва (1 ноября 1907 – 9 июня 1912) была избрана по новому «третьиюньскому», «бесстыжему», по определению социал-демократов закону о представительстве, одобренному царем. По сравнению с прежней, II-ой Думой представительство было сокращено: от крестьян – в 2 раза (теперь они имели право избирать лишь 22% выборщиков, а прежде – 42%), от рабочих – в 2 раза (число выборщиков уменьшилось с 4% до 2%). В 3 раза уменьшилось число мест от Польши (вместо 37 мест было оставлено 14), Кавказа (вместо 29 мест – 10) и азиатской России (нерусские народности Забайкалья, народы Средней Азии), Астраханской и Ставропольской губерний. При этом не имели избирательного права военнослужащие, учащаяся молодежь до 25 лет, не говоря уже о женщинах. Таким образом, в 1907 в число избирателей вошло только 13% населения страны, а число членов Думы сократилось с 524 до 442.

Новый закон обеспечил привилегии предпринимателей и банкиров (около 45% выборщиков), а также помещиков (50% выборщиков). В самой Думе правые либералы – октябристы получили 30%, правонационалистические группы вместе – 32%, кадеты и прогрессисты – 21%, левые (социал-демократы и трудовики) – 7%. Поскольку левые (социал-демократы и трудовики) имели всего 7% голосов, а твердое политическое большинство в Думе отсутствовало, любое голосование в парламенте зависело от самой большой фракции – октябристов, которые склонялись то к правым, то к либералам центристского и левого крыла (эту ситуацию называли «октябристским маятником»). Таким образом, своеобразием монархической системы того периода был синтез демократии и авторитаризма, лавирования между классами и политическим партиями в обстановке социальной напряженности постреволюционного времени.

Первые годы этой сложной и хрупкой системы, основанной на «двух большинствах», связаны с именем премьера Столыпина. Его курс на модернизацию страны был лавированием между двумя большинствами во имя сохранения «твердых устоев» самодержавия и «умиротворения страны». После такого умиротворения, полагал Столыпин, Россия могла перейти к реформам, главной из которых была аграрная. Идея Столыпина заключалась в том, чтобы решить аграрную проблему, не затрагивая помещичьего землевладения, обогатив одних крестьян за счет других. Вслед за появлением в деревне слоя личных собственников Столыпин планировал предоставить им экономическое и политическое равноправие с помощью реформ местного управления и суда и таким образом создать мощную опору монархии. Но реформа Столыпина потерпела неудачу, да и другие законы проходили с боем, в обстановке споров между группировками и очень медленно. Хотя III-я Дума и поддержала реорганизацию армии и флота, утвердила увеличение ассигнований на начальное народное образование, все же не успели войти в силу планы введения непрерывного образования, отвергнута реформа местного самоуправления. Правое большинство III-ей Думы саботировало обсуждение так называемых «рабочих законопроектов» (о больничных кассах, о государственном страховании рабочих, ненаказуемости участников стачек), оставив принятие их на будущие годы. С целью обеспечения большей подконтрольности территорий, в годы третьеиюньской монархии Дума приняла законы об ограничении законодательных прав Финляндского сейма, о выделении из Польши Холмщины в особую губернию «в связи с преобладанием там русского элемента», что было расценено левыми силами как «четвертый раздел Польши».

Продолжая лавирование, весной 1911 власть оказалась перед выбором: Дума признала необходимость введения земств в западных губерниях, но эта идея была отвергнута Государственным советом. Между тем, эти годы были отмечены спадом активности крестьянского движения и подъемом сельского хозяйства. Увеличились доходы казны, росли сбережения населения. Необходимость для власти как-то определяться еще более обострило открытие 15 ноября 1912 IV Государственной думы, которая несмотря на дискриминационный закон оказалась более левой, чем III-я, хотя социал-демократы и трудовики уменьшили в ней свое представительство. Кадеты и прогрессисты получили 25% мест, но октябристы (22%) в силу своего политического положения сохранили решающую роль. В условиях общего сдвига «влево» правые либералы все чаще блокировались с более радикальными либеральными фракциями прогрессистов и кадетов. Два большинства пока сохранились, но они были: правооктябристским (283 голоса) и октябристско-кадетским (226). Из 442 депутатов в Думе оказалось 65 правых депутатов, националистов и умеренно-правых –120, октябристов – 98, прогрессистов – 48, кадетов – 59, три национальные группы – 21 депутат, трудовиков – 10, социал-демократов – 14.

Лавирование между ведущими партиями становилось все чаще невозможным для правительства, а аппарат Думы превратился в разветвленную сеть бюрократических учреждений. После того, как в 1912 в условиях подъема общественного движения Думой были приняты законы о больничных кассах и страховании рабочих, правительство, стремясь отделаться от такого парламента, завалило его «законодательной вермишелью» – множеством мелких законопроектов. Обсуждение важного законопроекта о бюджете на 1914, о котором велись жаркие споры в парламенте, закончилось утверждением его правительством без Думы и Государственного совета. Он был подписан царем как «постановление» этих органов власти. Принятие законодательных актов без участия Думы стало после этого случая почти нормой. Важные думские законопроекты в рамках реализации Манифеста 17 октября 1905 (свобода печати, собраний, союзов и др.) увязали в комиссиях или проваливались Государственным советом.

В 1912–1914 социальная база третьеиюньской монархии быстро сокращалась.

В июне 1914 Николай II на заседании Совета министров лично поставил вопрос об изменении Положения о Государственной думе. Однако новый государственный переворот в стране оказался уже не-возможен. Патриотический подъем в России в связи с началом Первой мировой войны при первых же проигранных сражениях пошел на спад. Дума потребовала от правительства ответа за военные поражения. Разозленный премьер-министр И.Л.Горемыкин выдвинул предложение лишить непослушную Думу права законотворчества, а депутатов – неприкосновенности.

Окончательный распад третьеиюньской системы произошел в августе 1915 с возникновением в Думе единственного большинства – «Прогрессивного блока». В оппозиции к царизму оказались все политические течения за исключением черносотенцев. Правящие круги показывали себя неспособными встать на путь действенных преобразований. Непоследовательная правительственная политика лавирования не разрешила основных проблем России. С одной стороны она оттолкнула поместное дворянство, во многом способствовавшее падению Столыпина, а с другой – разрушила союз с правыми либералами и вызвала новый подъем освободительного движения. «Третьеиюньская монархия» перестала существовать, будучи лишенной баланса сил между самодержавным правительством, Государственным советом и Государственной думой.




See also:
Разное
Похожие записи
  • фінанси тема 1-2
    Тема 1 Фінанси це система відносин з приводу розподілу та перерозподілу створеного...
  • Эссе на тему
    Эссе на тему: «Вред алкоголя на организм» Ученицы 52 группы Платоновой Марии...
  • Я выбрала эту тему
     Я выбрала эту тему потому, что считаю её очень интересной и полезной: хочу...

Комментарии закрыты.