Тема курсовой работы

20 Февраль 2014 →

Тема курсовой работы: «Создание и развитие системы правоохранительных органов Советского государства 1917-1929 гг.».

Актуальность исследования. Органы внутренних дел входят в структуру исполнительной власти государства и занимают одно из центральных мест в системе правоохранительных органов, поскольку выполняют наибольший объем работы, связанной с предупреждением, выявлением и пресечением правонарушений. Органы внутренних дел представляют собой сложную, разветвленную систему, в которую входят в качестве ее функциональных элементов милиция, внутренние войска, следственный аппарат и др. На протяжении двух веков термин «внутренние дела» традиционно сохранялся, хотя содержание этой области государственной деятельности исторически менялось.

Объектом исследования является государство, его административно-полицейские органы, обеспечивавшие охрану самодержавия и борьбу с терроризмом.

В охране государственного и общественного строя основными объектами защиты являлись экономическая, политическая и идеологическая системы общества в конкретной исторической обстановке.

Предметом исследования является деятельность административно-полицейских органов государства двадцатых годов ХХ века по обеспечению государственной безопасности, правовые и организационные основы их деятельности, формы и методы борьбы с преступниками.

Почти вся верхушка молодой Советской России при царском режиме сидела в тюрьмах за убийства, грабежи, политическую ненадежность и прочие тяжкие с точки зрения законов царской России преступления.

В России деятельность судебной власти всегда нуждается в реформировании и преобразовании деятельности.

Цель курсовой работы – рассмотрение вопросов становления советской правоохранительной системы в двадцатые годы прошлого века.

Курсовая работа состоит из ведения, глав основной части, заключения и списка литературы.

1. Слом старой правоохранительной системы

Октябрьская революция коренным образом изменила российское государство. Не миновала изменений и судебно-правовая система. Декретом о суде № 1 от 24 ноября 19171 года вместе с адвокатурой, прежними судами и институтом судебных следователей была упразднена прокуратура.

Такое неоправданное прерывание правовой преемственности не могло положительно сказаться на дальнейшем становлении и развитии советской судебно-правовой системы. В дореволюционном законодательстве существовало множество позитивных норм, которые могли быть успешно использованы при создании новых органов юстиции и суда, что впрочем, и произошло немного позднее.

Чрезвычайно негативное отношение народных масс к прежней судебно-правовой системе в целом и к прокуратуре в частности было напрямую вызвано теми функциями, которые эти органы осуществляли вплоть до революции.

Одной из главных причин упразднения прокуратуры без сомнения явилась ее деятельность после реорганизации 1864 года по борьбе с революционным движением в стране. Ведь в соответствии со ст. 1034 Устава уголовного судопроизводства именно прокуратура руководила

расследованием государственных преступлений, и была «органом, верно служащим самодержавию».2

Какая же ситуация сложилась в стране в период отсутствия «единой централизованной системы органов, осуществляющих от имени государства надзор за исполнением действующих на его территории законов»?3

В первые годы советской власти в законодательстве имелись существенные пробелы. Многие общественные отношения не были урегулированы правовыми нормами, что было вызвано коренной ломкой прежнего государственного строя.

Декрет о суде № 1 разрешил применять законы «свергнутых правительств» при условии, если они не отменены революцией и не противоречат революционному правосознанию.

Однако уже в конце 1918 года прекращается использование старого законодательства, так как Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 года запретило судам ссылаться на законы свергнутых правительств.

Также декрет № 1 разрешал местным советам самостоятельно избирать местных судей, а городским советам – избирать революционные трибуналы.

Декрет о суде № 2 от 28 февраля 1918 года предоставлял любому гражданину право выступать на общественных началах в роли обвинителя или защитника.

По мнению Сырых В.М., советское государство встало на путь революционного террора и беззакония, ориентировав рабочий класс и других трудящихся на действия сообразно их революционному сознанию, классовой неприязни к имущим слоям общества, и не спешило создавать органы, предназначенные защищать и охранять права граждан. При такой ситуации создавалась наиболее благоприятная почва для вседозволенности и произвола должностных лиц. 1

Похожую точку зрения высказывает и Нерсесянц В.С., считая, что так называемое пролетарское право играло активную роль в проведении военно-коммунистической политики диктатуры пролетариата и продемонстрировало весьма наглядно свой неправовой характер и свою насильственную антиправовую сущность.2

По нашему мнению, данные точки зрения являются весьма спорными. Понимание роли революции в развитии российского права не должно быть односторонним, и истина в данном случае не может лежать на поверхности.

Так называемую революционную законность и пролетарское право нельзя рассматривать в отрыве от обьективных реалий того времени. Становление молодого советского государства проходило в условиях гражданской войны, интервенции, и глубокого экономического кризиса, что никак не могло положительно сказываться на развитии права.

Алексеев С.С. подчеркивает, что полного поворота к праву в самые первые годы Октября еще не произошло, но поворот начинался.1

Но в тоже время не лишено оснований мнение Туйкова В. И. о том, что неспособность случайных, порой малограмотных людей бороться с преступностью и стремление вершить правосудие только на основании «революционной совести и революционного правосознания» настоятельно требовали восстановления правоохранительных институтов, доказавших на протяжении двух веков свою компетентность.2

2. Создание новых судов: положение о народном суде, принципы нового судебного права, реформа 1922 г

Российское государство за период своего существования пережило не одну судебную реформу. Изучать судебную реформу 1922 г., ее причины, сущность и воздействие на современное уголовно-процессуальное законодательство необходимо. И прежде всего потому, что успешное реформирование современных судебных органов не должно происходить в отрыве от исторического опыта прошлых лет. Процесс создания модели обновленного российского суда не приведет к позитивному результату, если не будут тщательно проанализированы и учтены пробелы, ошибки и положительные моменты прошлого.

В советской литературе причины и сущность судебной реформы раскрывались достаточно политизировано и шаблонно. В наше время появилась возможность беспристрастно оценить все плюсы и минусы реформы, а также ее значение для российского государства в целом и правосудия по уголовным делам в частности1.

Что же происходило с российским уголовным судопроизводством в самом начале 20-х годов XX века?

С окончанием гражданской войны, возобновлением мирной жизни и переходом государства к новой экономической политике перед судами ставились и новые задачи в борьбе с преступностью. Несмотря на то что в начале 1920-х годов уровень преступности в России оставался достаточно высоким, в ее структуре и характере все же произошли некоторые изменения. На фоне снижения количества преступлений, связанных с вооруженными попытками свержения власти, бандитизмом, организацией массовых беспорядков, в то же время отмечалось возрастание преступлений, именовавшихся в советской литературе «экономической контрреволюцией», - вредительств на промышленных предприятиях, диверсий, преступлений в торговле. С повышением благосостояния граждан РСФСР стало больше имущественных преступлений и преступлений против личности.

Своеобразными предвестниками судебной реформы можно признать ряд принятых в 1921-22 гг. нормативно-правовых актов, оказавших существенное влияние на правосудие по уголовным делам.

В феврале 1921 г. Народным комиссариатом юстиции РСФСР издано постановление «Об усилении ответственности должностных лиц за преступления, совершаемые при продовольственной работе»1. Весной, летом и осенью того же года Совнарком принял декреты «Об ограничении прав по судебным приговорам» и «О трудовом дезертирстве»2, « О мерах борьбы с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующими хищениям», «О борьбе со взяточничеством»3, «О наказаниях за ложные доносы», «О контрабанде»4 и др.

В мае 1922 г. в РСФСР был принят первый Уголовный кодекс, четко установивший круг преступных деяний и определивший меры наказания за их совершение.

Результатом предпринятой в начале 1920-х кодификации уголовно-процессуального законодательства стало принятие 25 мая 1922 г. первого Уголовно-процессуального кодекса РСФСР.

На содержание первого УПК, конечно же, наложило определенный отпечаток существование в то время двух судебных систем – местного народного суда и территориальных революционных трибуналов. Поэтому кодекс отражал особенности рассмотрения дел и в тех и в других органах правосудия.

В кодексе впервые были предприняты попытки определить и законодательно закрепить стадии советского уголовного процесса.

До этого некоторые стадии не имели законодательного оформления (например, стадия возбуждения уголовного дела).

Кодекс устанавливал следующие стадии уголовного процесса: возбуждение уголовного дела, дознание и предварительное следствие, предание суду, судебное разбирательство, постановление приговора, кассационное рассмотрение, исполнение приговора.

Однако не все стадии были регламентированы достаточно четко. Например, некоторую неясность вызывало соотношение стадий дознания и предварительного следствия.

Кодекс внес некоторые ограничения прав граждан на защиту по сравнению с первыми нормативно-правовыми актами о суде. Так, участие защитника допускалось лишь со стадии судебного разбирательства. На стадиях дознания и предварительного следствия его участие нормами УПК не предусматривалось.

Отношение к первому УПК РСФСР было неоднозначным. Складывалось впечатление, что к нему проявляли интерес в основном деятели советской юстиции и представители либерально настроенной общественности. На фоне дипломатических успехов РСФСР на Генуэзской конференции, финансовой реформы, преодоления последствий голода кодификация уголовно-процессуального законодательства, да и судебная реформа в целом представлялись в массовом сознании событием второго плана.

Но, несмотря на это, УПК был относительно высоко оценен не только советскими юристами, но антисоветски настроенными прежними российскими правоведами, находившимися в эмиграции. Так, видный специалист по уголовному праву Н.С. Тимашев писал, что «с внешней стороны УПК является, вероятно, наиболее совершенным из законодательных актов Советской власти»1. Он также обратил внимание на практически полное отсутствие выражений агитационного характера и деклараций. Что касается пробелов и неточностей, присутствовавших в кодексе, то они, по мнению этого видного юриста, не превышали технических погрешностей многих законов дореволюционного времени.

В то же время, несмотря на достаточно совершенное нормативное содержание кодекса, просматривалось значительное расхождение этого содержания с существовавшей судебной практикой. Причины неспособности судебных органов эффективно применять нормы УПК объяснялись, во-первых, низким культурным и профессиональным уровнем большинства работников юстиции на местах и, во-вторых, постоянным вмешательством в процесс осуществления правосудия партийных и советских органов.

По мнению того же Н.С. Тимашева, основным лейтмотивом первого УПК являлась «идея ничтожности частного лица перед государственными органами»1. Кодекс стал «детищем эпохи организованного бесправия», когда государство создавало «для его реализации специальный аппарат», нуждающийся в соответствующих правилах. И УПК представлялся совокупностью подобных правил «в сфере уголовно- судебной деятельности государства»2.

Принято считать, что собственно судебная реформа началась с принятия 11 ноября 1922 г. ВЦИК постановления об утверждении Положения о судоустройстве РСФСР3.

Согласно Положению, на территории РСФСР стала действовать единая система судебных учреждений:

1. Народный суд в составе постоянного судьи.

2. Народный суд в составе того же постоянного народного судьи и двух народных заседателей.

3. Губернский суд.

4. Верховный суд РСФСР и его коллегии.

Название в законе новой судебной системы единой видится достаточно неудачным. Его неудачность прежде всего вытекает из содержания ст. 2 Положения, указывавшей, что в РСФСР временно действовали военные и военно-транспортные трибуналы, а также другие судебные учреждения. Таким образом, Положение о судоустройстве предусматривало существование двух систем судов (общие суды и революционные трибуналы) вместо трех систем (народные суды, революционные трибуналы, военные трибуналы). Несмотря на указание о временном характере функционирования специальных судов, деятельность военных трибуналов продолжалась до 1990-х гг., когда они были заменены военными судами (ставшими, по сути, тоже своего рода формой специальных судов).

Утвердив новую судебную систему Республики, Положение не включило в себя нормы, определявшие подсудность дел различным звеньям этой системы. Это было одним из существенных недостатков данного нормативно-правового акта.

Пробел восполнила глава II УПК РСФСР 1923 г.

Народные суды рассматривали в качестве судов первой инстанции большинство уголовных дел.

Губернские суды являлись судами первой инстанции для уголовных дел, прямо отнесенных законом к их ведению, параллельно осуществляя функции судебных центров губерний и органов, рассматривавших кассационные жалобы и протесты на приговоры народных судов.

Верховный Суд РСФСР выступал судом первой инстанции и кассационным судом в отношении приговоров губернских судов, а также высшим надзорным органом в отношении всех судебных учреждений Республики.

Следует отметить, что основные принципы установления подсудности уголовных дел, хоть и в несколько измененном виде, продолжают действовать до сих пор.

С одной стороны, вроде бы формально упростив существовавшую судебную систему (напомним, что были ликвидированы территориальные революционные трибуналы), с другой стороны, теперь целых три звена стали действовать в качестве судов первой инстанции, вместо прежнего единого народного суда. Поэтому реального упрощения судебной системы не произошло, а произошло, скорее, ее усложнение. Наличие губернских судов и Верховного Суда РСФСР не только как судов первой инстанции, но и как кассационных и надзорных органов достаточно сильно отдалило суд от населения. Такое отдаление противоречило декларациям большевиков о демократических принципах советского правосудия.

Подобная система судов первой инстанции, берущая начало с 1922 г., продолжает свое существование и в наши дни. Согласно действующему УПК, судами первой инстанции являются все судебные учреждения общей юрисдикции: от районных (городских) народных судов до Верховного Суда Российской Федерации. Определенная категория уголовных дел подсудна военным судам, которые, как уже говорилось, были введены вместо военных трибуналов.

В целом пока сохраняется и установленный в период судебной реформы порядок кассационного и надзорного производства по уголовным делам.

Детальный анализ материалов судебной реформы 1922 г. позволяет сделать вывод о ее неплохой теоретической проработанности. Но, несмотря на качественную теоретическую основу, реформа, к сожалению, не выдержала столкновения с жизненными реалиями, что в дальнейшем и привело к трансформации ее первоначальной сущности.

3. Создание милиции

Правовым основание организации советской милиции постановление НКВД “О рабочей милиции” изданное 28.10(10.11). 17 г1. В этом постановлении не предусматривались организационные формы милицейского аппарата. Связано это было, прежде всего, с взглядами правящей верхушки на государственное устройство. Взгляды эти состояли в том, что со сломом старой государственной машины, прежде всего, ликвидировались армия и полиция, а их функции переходили к вооруженному народу. Такой взгляд существовал некоторое время после Октябрьской революции. Организационно-правовое выражение эта идея получила в том, что формирование рабочей милиции происходило, как правило, на основе добровольности, и лишь в отдельных случаях формирование происходило на основе повинности вводимой Советами.

В силу того, что формирования рабочей милиции не имели постоянного штата, они носили характер массовых самодеятельных организаций. Однако реальное положение дел показало нежизнеспособность подобного подхода к организации ОВД. Руководство партии обладало в то время трезвым умом и здравой памятью. Уже в марте 1918 года комиссар НКВД поставил перед Правительством вопрос об организации советской милиции на штатных началах. Этот вопрос был рассмотрен на заседании Правительства, и НКВД было предложено разработать и внести проект положения о советской милиции. 10 мая 1918 года коллегия НКВД приняла следующее распоряжение: “ Милиция существует как постоянный штат лиц, исполняющих специальные обязанности, организация милиции должна осуществляться независимо от Красной Армии, функции их должны быть строго разграничены”. 15 мая это распоряжение было разослано по телеграфу всем губернаторам России. 5 июня того же года, был опубликован проект Положения о народной рабоче-крестьянской охране (милиции). В нем уточнялось и расшифровывалось распоряжение НКВД, которое мы цитировали. Затем, съезд председателей губернский Советов, который проходил с 30.07. по 01.08.18 г. “признал необходимость создания советской рабоче-крестьянской милиции”. 21.08.1918 года СНК рассмотрел проект Положения о советской милиции. СНК поручил НКВД, совместно с НКЮ, переработать проект в инструкцию, приспособив ее (инструкцию) к исполнению прямых обязанностей милиции. И, наконец, 21.10.1918 года НКВД и НКЮ утвердили Инструкцию об организации советской рабоче-крестьянской милиции. 15.10.1918 г. эта инструкция была разослана в губернские и уездные управления милиции. Она устанавливала организационно-правовые формы милиции для всей Российской Федерации. Центральным органом советской милиции стало Главное управление милиции. Оно осуществляло: общее руководство деятельностью советской милиции; издание приказов и инструкций, определяющих техническую и, обязательно, политическую стороны работы; надзор за деятельностью органов милиции и т.п. Основные звенья аппарата милиции составляли губернские и уездные управления. Крупные города могли иметь свою городскую организацию милиции, но с особого разрешения НКВД. Низовое звено аппарата — участок во главе с участковым начальником, которому подчинялись старшие милиционеры и милиционеры. Губернские управления являлись одновременно органами НКВД и органами губернского Исполкома Советов. В декабре 1918 года ГУ милиции разработало и утвердило Общую инструкцию милиционерам, Инструкцию районным начальникам и их помощникам, Инструкцию старшим и дежурным по району милиционерам, Инструкцию по употреблению оружия. Все нормативные акты были одобрены Первым Всероссийским съездом заведующих губернскими и городскими управлениями милиции.

Система уголовного розыска возникла в октябре 1918 года, после утверждения в составе Главного управления милиции Центрального управления уголовного розыска на правах отдела. До этого уг.розыск, безусловно, существовал в крупных городах, но децентрализовано, и подчинялся местным Советам. Центр розыск разработал план реорганизации всего розыскного дела в России, хотя речь шла фактически о новом создании розыскной системы, поскольку старых кадров расстреляли, а новых не могло и быть.

Правовой основой создания советского уголовного розыска стало Положение об организации отдела уголовного розыска НКВД, изданное 05.10.18 г., по которому органы уг.розыска учреждались в городах с населением не менее 40-45 тыс. человек. При губернских и городских управлениях милиции созданы были отделения уголовного розыска. Общее руководство системой уголовного розыска осуществлял НКВД.

Все вопросы строительства аппарата уголовного розыска ГУ милиции РСФСР решало совместно с местными Советами. В ноябре 1918 года было направлено в исполкомы местных Советов.

В сложные годы становления новой “рабоче-крестьянской” власти процесс становления милиции продолжался. 3 апреля 1919 года СНК РСФСР издал декрет “О советской рабоче-крестьянской милиции”, по которому сотрудники милиции не подлежали призыву в Красною Армию, оставались на своих местах и считались прикомандированными к управлениям исполкомов Советов. На НКВД возлагалась обязанность держать в действующей армии 1 / 3 милиционеров и 1 / 5 командного состава милиции. В милиции вводилась военная дисциплина и обязательное обучение военному делу. Части милиции, находящиеся в районах боевых действий, по согласованию реввоенсоветов армий и фронтов с местными Советами, могли привлекаться к обучению в боевых действиях. При этом они переходили в подчинение к армейским военачальникам. 15 апреля 1919 года НКВД послал на места циркуляр, разъясняющий “неразумным” практическую реализацию вышеназванного декрета от 03.04.19 г. В соответствии с декретом СНК и циркуляром НКВД была произведена перестройка органов милиции, согласно воинским уставам. Правовое закрепление порядка участия милиции в боевых действиях освободило ее от специальных мобилизаций, проводившихся ранее.

В соответствии с декретом СНК от 03.04.19 г. содержание всех видов милиции принималось на государственный счет.

Кроме общей (уездно-городской) милиции для организации правопорядка в стране организуется специализированные виды милиции. Так, 21 февраля 1919 года ВЦИК издает постановление “Об организации железнодорожной милиции и железнодорожной охраны”, а еще до этого, 25 июля 1918 года СНК принял декрет “ Об учреждении речной милиции”. Затем в апреле 1919 года последовал декрет ВЦИК о советской речной рабоче-крестьянской милиции. Вначале железнодорожная и речная милиции формировались по территориальному принципу, но затем, в железнодорожной милиции формирование происходило по линейным отделам на каждой из железных дорог, а речная милиции стала формироваться применительно к бассейнам водных путей. В конце 1920 года по решению Совета Труда и Обороны вся железнодорожная и водная милиции перешли в распоряжение командующего внутренними войсками республики.

Осенью 1919 года НКВД, обследовав состояние охраны на предприятиях, принял решение организовать промышленную милицию. На нее возлагались задачи борьбы с хищениями гос.собственности и т.п. 3 марта 1920 года в составе ГУ милиции РСФСР образовали отдел, в губернский управлениях — отделения промышленной милиции, на предприятиях — ее подразделения.

Для активизации борьбы с преступностью были осуществлены меры по объединению органов ВЧК и милиции. В июне 1919 года 3-я Всероссийская конференция ЧК приняла резолюцию “О взаимоотношениях между местными ЧК и милицией”, одобренную НКВД. Она установила: “ В коллегии местных отделов управления вводить в качестве членов председателей ЧК”. Для укрепления аппарата уголовного розыска из среды ЧК назначались люди на должности зав. уголовно-розыскными отделениями. В июле 1919 года произошло частичное объединение аппарата уголовного розыска и транспортных ЧК. Сотрудники уголовного розыска, обслуживающие железные дороги и водные пути откомандировывались в распоряжение местных ЧК. В октябре 1920 года были созданы самостоятельные органы уголовного розыска на транспорте организованные по линейному принципу. В феврале 1919 года Центророзыску с согласия губернский исполкомов и утверждения Главмилиции предоставлялось право открывать отделения в городах с населением менее 40 тыс. человек “...если по количеству преступлений будет необходимо иметь там число сотрудников уголовного розыска, достаточное для открытия особого отделения”. В 1919-20-х годах уголовный розыск фактически проводил предварительное следствие по большинству дел. В апреле 1920 года органы уголовного розыска и органы следствия были слиты в одно целое. Однако уже в конце 1920 года, после введения народных следователей в системе НКЮ, милиция перестала выполнять функции следствия.

В органах милиции начинаются создаваться научно-технические подразделения. В феврале 1919 года коллегия НКВД утвердила смету на образование кабинета судебной экспертизы, регистрационного и дактилоскопического бюро и музея. Созданный при Центророзыске кабинет судебной экспертизы был первым научно-техническим подразделением, и не только в ОВД.

Опыт строительства советской милиции отразился в Положении о рабоче-крестьянской милиции. 08.06.20 г. проект Положения рассматривался на заседании СНК. После одобрения СНК проект Положения 10.06.20 г. утвердил ВЦИК. В Положении закреплялся опыт первых лет строительства милиции. С изданием Положения, в основном, завершился период организационного становления милиции.

4. Организация в 1922 году прокуратуры

Октябрьская революция 1917 года вообще ликвидировала прокуратуру. Около пяти лет в стране не было прокуроров. В 1922 году прокуратура была восстановлена, и прокуроры, кроме поддержания обвинения перед судом, стали вновь надзирать за законностью актов (действий и решений) должностных лиц, предприятий, учреждений, общественных организаций и даже граждан. Функция прокуратуры по надзору за исполнением законов была последовательно закреплена в Положении о прокуратуре 1922 года (ст.2), Конституции СССР 1936 года (ст.113), Положении о прокурорском надзоре в СССР 1955 года (ст.1, 2), Конституции СССР 1977 года (ст.164), Законе о прокуратуре СССР 1979 года (ст.1), а также ныне действующем законе РФ «О прокуратуре».

Однако с 1917 года прокурорский надзор осуществлялся органами рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) и НКЮ РСФСР (народный комиссариат юстиции).

Функции по надзору за соблюдением законов выполняли также и органы ВЧК, пока они в 1922 г. не были преобразованы в органы Главного политического управления.

Однако разобщенность всех перечисленных органов, отсутствие у них необходимых властно-распорядительных полномочий не могли обеспечить точного и единообразного исполнения законов в Российской Федерации.

Зачатки прокурорского надзора можно также заметить в деятельности коллегий обвинителей при Революционных трибуналах и центральной коллегии государственных обвинителей при Революционном трибунале ВЦИК.

Члены коллегий обвинителей осуществляли надзор за соблюдением законов при расследовании преступлений, поддерживали в судах государственное обвинение по уголовным делам, приносили кассационные протесты на незаконные и необоснованные приговоры судов.

По предложению В. И. Ленина НКЮ РСФСР подготовил проект «Положения о прокурорском надзоре», который в мае 1922 г. был вынесен для обсуждения и принятия на третью сессию ВЦИК IX созыва.

Постановление ВЦИК о принятии «Положения о прокурорском надзоре» 28 мая 1922 г. было подписано председателем ВЦИК М. И. Калининым и секретарем ВЦИК А. С. Енукидзе. С этого дня ведут отсчет органы советской прокуратуры.

В «Положении о прокурорском надзоре» прежде всего, нашли отражение основополагающие принципы организации и деятельности органов прокуратуры:

- централизация и единоначалие органов прокурорского надзора;

- строгое подчинение нижестоящих прокуроров вышестоящим;

- независимость органов прокуратуры от местных влияний;

- опора прокурорских органов на помощь широкой общественности.

«Положение о прокурорском надзоре» определяло как предмет, так и пределы надзора прокуроров за неуклонным исполнением законов. На органы прокуратуры было возложено:

а) осуществление от имени государства надзора за законностью деятельности всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных и частных лиц путем возбуждения уголовного преследования против виновных и опротестования постановлений, принятых в нарушение закона;

б) непосредственное наблюдение за деятельностью органов дознания и ОГПУ;

в) поддержание обвинения на суде;

г) наблюдение за правильностью содержания заключенных под стражей1.

Организационно органы прокуратуры не представляли собою самостоятельного государственного органа: прокуратура входила в качестве отдела в НКЮ РСФСР. Народный комиссар юстиции являлся одновременно и прокурором республики.

Становление прокуратуры РСФСР было связано со многими трудностями. Повторялись попытки противодействия новому институту со стороны руководителей некоторых местных органов власти, видевших в деятельности прокуроров по внедрению единой законности чуть ли не подрыв своего авторитета и ограничение прерогатив местной власти. 1

Не хватало специально обученных кадров. Например, к 1923 году в РСФСР было назначено 53 губернских прокурора, но 70 % из них не имели специального образования. Из 768 должностей помощников прокуроров было замещено только 423, каждый второй имел лишь начальное образование.2

Постановлением ЦИК СССР «О Верховном Суде Союза ССР» от 6 июля 1923 года Президиуму ЦИК СССР в связи с принятием Конституции СССР было поручено разработать Положение о Верховном Суде Союза Советских Социалистических Республик. 23 ноября 1923 года оно было утверждено. В Положении определялись функции, правомочия, структура и штаты Прокуратуры Верховного Суда Союза ССР. В соответствии со ст.43 Конституции СССР 1924 г. при Центральном Исполнительном Комитете СССР учреждался Верховный Суд СССР. В составе Верховного Суда СССР, согласно ст.46 Конституции, учреждался пост Прокурора Верховного Суда СССР.

Выводы

В современных условиях в соответствии с конституционными положениями, закрепившими изменения политической системы, коренным образом изменилось социальное назначение органов внутренних дел, милиции. Теперь оно заключается не в обслуживании политического режима, а в создании состояния защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства; признании, соблюдении и защите прав и свобод человека и гражданина, общества и государства от тех или иных угроз в сфере правоохраны.

В конце 2004 года, в МУРе была организована проверка отделом собственной безопасности. Многие чиновники бросились бежать, оставив у входа в милицию собственные автомобили, причем некоторые руководители объявлены в розыск. Увы, историческое сравнение показывает результаты не в пользу современных милицейских чинов.

Современное российское общество в последнее десятилетие вступило в эпоху развития, которая характеризуется отказом от некогда безраздельно господствовавшей идеологии, отрицанием многих былых ценностей и истин, еще недавно казавшихся единственно значимыми. Все это заставило по-новому взглянуть на путь, пройденный страной, пересмотреть подходы к различным явлениям в нашей недавней и более отдаленной истории, ибо предвзятость едва ли не чаще всего проявлялась в освещении истории царской России. Описывая тяжелую жизнь народных масс, терпевших нужду и бедность, многие авторы уделяли внимание государственному аппарату, особенно его репрессивным органам, однако зачастую деятельность последних рисовалась только мрачными, темными тонами, замалчивалось то позитивное, что было в этих, конечно же, далеких от совершенства органах и учреждениях.

Беспристрастное изучение архивных материалов, работ по проблеме борьбы с преступностью показывает, что многие из создаваемых в настоящее время конструкций, учений и концепций имеют аналоги в прошлом.

Закономерно, что наши предшественники сталкивались с теми же проблемами, что и современники. Изучение опыта тех лет, его обобщение и выводы, сделанные на этой основе, могут быть использованы и сегодня.

За прошедший почти восьмидесятилетний период российское уголовно-процессуальное законодательство претерпело существенные изменения. Особенно плодотворным в этом смысле оказалось последнее десятилетие XX века: началась новая судебная реформа, стали реальностью такие атрибуты дореволюционного российского правосудия, как суд присяжных и мировые судьи, изменения коснулись процедуры судебного разбирательства, кассационного и надзорного производства. Но несмотря на все происшедшие перемены и возникающую порой резкую критику советского суда, еще многие положения, заложенные реформой 1922 г., продолжают свое существование в современном законодательстве. Пока им просто не находится альтернативы. Хорошо это или плохо – покажет время.

Литература и источники

Конституция РСФСР 1918 г. // Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. М., 1999.

История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. 1917-1954 гг. Под ред. С.А. Голун-ского. М, 1955.

Басков Л.И. Отечественная прокуратура в 1922-1996 г. // Вестник Московского государственного университета. Сер. 11. Право. - 1998. - № 1. -С. 101-114.

Ерошкин Н.11. История государственных учреждений дореволюционной России. М., 1983.

Заика Л.И. Бобренов В.А, Заговор против права (о разрушении государственных структур и системы органов юстиции в 1917 г.). // Молодая гвардия. - 1991. - № 12. - С. 207-224.

Лезов И.Л. Судебное строительство на местах в первые месяцы советской власти. // Вестник Московского государственного университета. Сер. 11 Право. - 1998.-№ 1.-С. 115-122.

Ломов В.С. Органы предварительного расследования в Советском государстве до издания Декрета о суде № 1. Волгоград, 1976.

Лыков В. Жестокие двадцатые (к 80-летиго МУРАа). // Человек и закон. - 1998. - № 3. -С. 16-21, № 4. - С. 20-25.

Лыков В. Рождение сыска. // Человек и закон. - 1998. - № 2. - С. 25-28.

Портной В.П. Славин М.М. Становление правосудия Советской России (1917-1922). М, 1990.


See also:
Разное
Похожие записи
  • Финансовое тема 1
    Банковский кредит в системе кредитных отношений: понятие и принципы Деньги, как и...
  • Фінанси акціонерних товариств тема 1
    Тема 1 Сутність та призначення корпоративних фінансів Поняття корпоративних фінансів  Корпоративні фінанси (Corporate Finance)...
  • фінанси тема 1-2
    Тема 1 Фінанси це система відносин з приводу розподілу та перерозподілу створеного...

Комментарии закрыты.