Как написать нравоучительный рассказ

1 Январь 0001 →

как написать нравоучительный рассказ

  • Быть или не быть? - вот в чём вопрос» .

    Я сажусь за письменный стол и кладу перед собой чистый лист бумаги.
    Очередной лист из толстой пачки таких совершенно одинаковых листов. Я
    всегда так делаю, когда хочу написать что-нибудь особенное. Беру лист.
    Самого белоснежного цвета. Конечно, все листы белоснежного цвета, но
    этот - особенный. Идеально ровный, прямоугольный лист самого
    белоснежного цвета. Само – совершенство! И он – в ожидании! Он готов
    послушно отразить в себе любой знак или линию, написанную твоей рукой.
    Когда видишь перед собой такой лист – хочется написать на нём что-нибудь
    красивое. Затем я беру гелевую ручку…с чёрными чернилами… Вы ни разу
    не обращали внимания как пишет гелиевая ручка с чёрными чернилами? Она
    выдаёт иногда непредсказуемую по толщине, нажиму и появляющимся иногда
    на концах букв завихрений, - линию… почти также - как старинное перо…
    которым писали в древности какие-то таинственные вещи… И линия словно
    оживает. Она легко отделяется от Вашего пера… (Вы не против, если я так
    буду называть эту гелиевую ручку?) …Итак, она легко отделяется от
    Вашего пера…, и на бумаге появляются первые буквы: Б-Ы- Т-Ь… - И-Л-И-- …
    Н-Е- … --Б-ЫТЬ-… И перо дописывает конец фразы с легкой небрежностью,
    чтобы было ещё романтичней, и вот уже готов заголовок: «Быть или не
    быть, вот в чём вопрос?» Представляете? Лист самой белоснежной бумаги с
    такой красиво написанной фразой вверху и посередине? Красиво.
    Загадочно. Интересно, что же будет дальше?… И перо продолжает, не спеша
    выводить буквы…, а я с интересом продолжаю наблюдать за ним…

    Рассвет.

    Ночная чернота наконец-то начала растворяться под натиском рассвета.
    Воздух на глазах становится прозрачным и наполняется пространством. И
    когда очертания окружающих деревьев до конца проявились, слева, далеко
    за горизонтом, прямо из-под земли вылезло солнце. Каждый раз оно
    появляется в одном и том же месте и плывёт через весь небосклон по
    крутой дуге, в точности повторяя цикл жизни. И вот оно вновь раскинуло
    свои лучи, согревая жизнь и пробуждая движение.
    Замёрзшая за ночь вода освободилась от оков и двинулась в поисках – кому
    бы отдать свою силу. И вот она устремляется вверх по стволу дерева,
    наполняя каждую клетку жизнью и заставляя её делиться. И клетки делятся и
    повторяют себя же в новых клетках. И они делятся, делятся … и
    повторений клеток становится всё больше и больше …, пока их не станет
    так много, что они выталкивают молодые листочки наружу. И каждую весну,
    молодые листочки неизменно вылезают наружу, чтобы поблагодарить
    великодушное солнце за дарованную им свободу!
    И лёгкий ветерок с запахом весны нежно шепчет: «Просни-и-и-ись, сладкие
    листочки уже вылезли нару-у-ужу!» И пушистая гусеница шевелит своими
    лапками, разминает свои челюсти и грациозно изгибает спину, чтобы в
    следующий момент двинуться вперёд. И вот она вытягивает тело и начинает
    двигаться вперёд по ветке. И этот грациозный изгиб повторяется снова и
    снова, чтобы распрямляясь, как пружина, продвигать тело гусеницы вперёд и
    вперёд к молодому листку… Да, ей так нужно доползти до этого листочка,
    чтобы поесть немного этих сочных молодых клеток! Но для этого ей надо
    повторять и повторять свой изгиб, который приближает её к заветной цели
    вся ближе и ближе…

    Урок чистописания.

    Целый ряд непослушных палочек! Каждая из которых пытается искривиться
    или расплыться жирным пятном… И страшные, страшные ряды…безукоризненно
    стройные ряды … целые полчища палочек и крючочков в учебнике, которые
    ещё предстоит написать. И безжалостная тупая и ноющая боль в пояснице…
    Нет, столько невозможно непрерывно сидеть в одной позе! Я никогда не
    напишу эти чёртовы палочки! Нет! Я не хочу больше этого! Опять одно и
    тоже, одно и тоже! Я не буду больше писать эти палочки! И, вообще, кто
    это сказал, что они должны быть безукоризненно ровные? Вон, ПАП, ты и
    сам пишешь не совсем ровно! Я и так научусь писать. И пусть будет не всё
    ровно, но всё равно будет понятно…

    Смотри, Макс! Видишь эту гусеницу? Как она старательно изгибает свою
    спину, чтобы доползти до листка! И она будет повторять это, пока не
    доползёт до цели! Одно и тоже, одно и тоже, и ровно такое количество
    раз, какое от неё для этого потребуется. Потом она будет есть этот
    листок, повторяя движение своих челюстей, опять одно и тоже движение,
    пока не придёт время превратиться в куколку, а потом… в бабочку. И потом
    она полетит, вместе с множеством других бабочек, чтобы переносить
    пыльцу с одних цветков на другие и участвовать в повторении растений…
    Вот так! Вначале поедать листья, чтобы потом повторять растения!… А
    потом она отложит новые личинки и повторит гусениц, чтобы опять, в
    очередной раз, всё повторилось сначала…


See also:
Литература
Похожие записи

Комментарии закрыты.

Как написать нравоучительный рассказ

1 Январь 0001 →

как написать нравоучительный рассказ

  • Быть или не быть? - вот в чём вопрос» .

    Я сажусь за письменный стол и кладу перед собой чистый лист бумаги.
    Очередной лист из толстой пачки таких совершенно одинаковых листов. Я
    всегда так делаю, когда хочу написать что-нибудь особенное. Беру лист.
    Самого белоснежного цвета. Конечно, все листы белоснежного цвета, но
    этот - особенный. Идеально ровный, прямоугольный лист самого
    белоснежного цвета. Само – совершенство! И он – в ожидании! Он готов
    послушно отразить в себе любой знак или линию, написанную твоей рукой.
    Когда видишь перед собой такой лист – хочется написать на нём что-нибудь
    красивое. Затем я беру гелевую ручку…с чёрными чернилами… Вы ни разу
    не обращали внимания как пишет гелиевая ручка с чёрными чернилами? Она
    выдаёт иногда непредсказуемую по толщине, нажиму и появляющимся иногда
    на концах букв завихрений, - линию… почти также - как старинное перо…
    которым писали в древности какие-то таинственные вещи… И линия словно
    оживает. Она легко отделяется от Вашего пера… (Вы не против, если я так
    буду называть эту гелиевую ручку?) …Итак, она легко отделяется от
    Вашего пера…, и на бумаге появляются первые буквы: Б-Ы- Т-Ь… - И-Л-И-- …
    Н-Е- … --Б-ЫТЬ-… И перо дописывает конец фразы с легкой небрежностью,
    чтобы было ещё романтичней, и вот уже готов заголовок: «Быть или не
    быть, вот в чём вопрос?» Представляете? Лист самой белоснежной бумаги с
    такой красиво написанной фразой вверху и посередине? Красиво.
    Загадочно. Интересно, что же будет дальше?… И перо продолжает, не спеша
    выводить буквы…, а я с интересом продолжаю наблюдать за ним…

    Рассвет.

    Ночная чернота наконец-то начала растворяться под натиском рассвета.
    Воздух на глазах становится прозрачным и наполняется пространством. И
    когда очертания окружающих деревьев до конца проявились, слева, далеко
    за горизонтом, прямо из-под земли вылезло солнце. Каждый раз оно
    появляется в одном и том же месте и плывёт через весь небосклон по
    крутой дуге, в точности повторяя цикл жизни. И вот оно вновь раскинуло
    свои лучи, согревая жизнь и пробуждая движение.
    Замёрзшая за ночь вода освободилась от оков и двинулась в поисках – кому
    бы отдать свою силу. И вот она устремляется вверх по стволу дерева,
    наполняя каждую клетку жизнью и заставляя её делиться. И клетки делятся и
    повторяют себя же в новых клетках. И они делятся, делятся … и
    повторений клеток становится всё больше и больше …, пока их не станет
    так много, что они выталкивают молодые листочки наружу. И каждую весну,
    молодые листочки неизменно вылезают наружу, чтобы поблагодарить
    великодушное солнце за дарованную им свободу!
    И лёгкий ветерок с запахом весны нежно шепчет: «Просни-и-и-ись, сладкие
    листочки уже вылезли нару-у-ужу!» И пушистая гусеница шевелит своими
    лапками, разминает свои челюсти и грациозно изгибает спину, чтобы в
    следующий момент двинуться вперёд. И вот она вытягивает тело и начинает
    двигаться вперёд по ветке. И этот грациозный изгиб повторяется снова и
    снова, чтобы распрямляясь, как пружина, продвигать тело гусеницы вперёд и
    вперёд к молодому листку… Да, ей так нужно доползти до этого листочка,
    чтобы поесть немного этих сочных молодых клеток! Но для этого ей надо
    повторять и повторять свой изгиб, который приближает её к заветной цели
    вся ближе и ближе…

    Урок чистописания.

    Целый ряд непослушных палочек! Каждая из которых пытается искривиться
    или расплыться жирным пятном… И страшные, страшные ряды…безукоризненно
    стройные ряды … целые полчища палочек и крючочков в учебнике, которые
    ещё предстоит написать. И безжалостная тупая и ноющая боль в пояснице…
    Нет, столько невозможно непрерывно сидеть в одной позе! Я никогда не
    напишу эти чёртовы палочки! Нет! Я не хочу больше этого! Опять одно и
    тоже, одно и тоже! Я не буду больше писать эти палочки! И, вообще, кто
    это сказал, что они должны быть безукоризненно ровные? Вон, ПАП, ты и
    сам пишешь не совсем ровно! Я и так научусь писать. И пусть будет не всё
    ровно, но всё равно будет понятно…

    Смотри, Макс! Видишь эту гусеницу? Как она старательно изгибает свою
    спину, чтобы доползти до листка! И она будет повторять это, пока не
    доползёт до цели! Одно и тоже, одно и тоже, и ровно такое количество
    раз, какое от неё для этого потребуется. Потом она будет есть этот
    листок, повторяя движение своих челюстей, опять одно и тоже движение,
    пока не придёт время превратиться в куколку, а потом… в бабочку. И потом
    она полетит, вместе с множеством других бабочек, чтобы переносить
    пыльцу с одних цветков на другие и участвовать в повторении растений…
    Вот так! Вначале поедать листья, чтобы потом повторять растения!… А
    потом она отложит новые личинки и повторит гусениц, чтобы опять, в
    очередной раз, всё повторилось сначала…


See also:
Литература
Похожие записи

Комментарии закрыты.

Как написать нравоучительный рассказ

1 Январь 0001 →

как написать нравоучительный рассказ

  • Быть или не быть? - вот в чём вопрос» .

    Я сажусь за письменный стол и кладу перед собой чистый лист бумаги.
    Очередной лист из толстой пачки таких совершенно одинаковых листов. Я
    всегда так делаю, когда хочу написать что-нибудь особенное. Беру лист.
    Самого белоснежного цвета. Конечно, все листы белоснежного цвета, но
    этот - особенный. Идеально ровный, прямоугольный лист самого
    белоснежного цвета. Само – совершенство! И он – в ожидании! Он готов
    послушно отразить в себе любой знак или линию, написанную твоей рукой.
    Когда видишь перед собой такой лист – хочется написать на нём что-нибудь
    красивое. Затем я беру гелевую ручку…с чёрными чернилами… Вы ни разу
    не обращали внимания как пишет гелиевая ручка с чёрными чернилами? Она
    выдаёт иногда непредсказуемую по толщине, нажиму и появляющимся иногда
    на концах букв завихрений, - линию… почти также - как старинное перо…
    которым писали в древности какие-то таинственные вещи… И линия словно
    оживает. Она легко отделяется от Вашего пера… (Вы не против, если я так
    буду называть эту гелиевую ручку?) …Итак, она легко отделяется от
    Вашего пера…, и на бумаге появляются первые буквы: Б-Ы- Т-Ь… - И-Л-И-- …
    Н-Е- … --Б-ЫТЬ-… И перо дописывает конец фразы с легкой небрежностью,
    чтобы было ещё романтичней, и вот уже готов заголовок: «Быть или не
    быть, вот в чём вопрос?» Представляете? Лист самой белоснежной бумаги с
    такой красиво написанной фразой вверху и посередине? Красиво.
    Загадочно. Интересно, что же будет дальше?… И перо продолжает, не спеша
    выводить буквы…, а я с интересом продолжаю наблюдать за ним…

    Рассвет.

    Ночная чернота наконец-то начала растворяться под натиском рассвета.
    Воздух на глазах становится прозрачным и наполняется пространством. И
    когда очертания окружающих деревьев до конца проявились, слева, далеко
    за горизонтом, прямо из-под земли вылезло солнце. Каждый раз оно
    появляется в одном и том же месте и плывёт через весь небосклон по
    крутой дуге, в точности повторяя цикл жизни. И вот оно вновь раскинуло
    свои лучи, согревая жизнь и пробуждая движение.
    Замёрзшая за ночь вода освободилась от оков и двинулась в поисках – кому
    бы отдать свою силу. И вот она устремляется вверх по стволу дерева,
    наполняя каждую клетку жизнью и заставляя её делиться. И клетки делятся и
    повторяют себя же в новых клетках. И они делятся, делятся … и
    повторений клеток становится всё больше и больше …, пока их не станет
    так много, что они выталкивают молодые листочки наружу. И каждую весну,
    молодые листочки неизменно вылезают наружу, чтобы поблагодарить
    великодушное солнце за дарованную им свободу!
    И лёгкий ветерок с запахом весны нежно шепчет: «Просни-и-и-ись, сладкие
    листочки уже вылезли нару-у-ужу!» И пушистая гусеница шевелит своими
    лапками, разминает свои челюсти и грациозно изгибает спину, чтобы в
    следующий момент двинуться вперёд. И вот она вытягивает тело и начинает
    двигаться вперёд по ветке. И этот грациозный изгиб повторяется снова и
    снова, чтобы распрямляясь, как пружина, продвигать тело гусеницы вперёд и
    вперёд к молодому листку… Да, ей так нужно доползти до этого листочка,
    чтобы поесть немного этих сочных молодых клеток! Но для этого ей надо
    повторять и повторять свой изгиб, который приближает её к заветной цели
    вся ближе и ближе…

    Урок чистописания.

    Целый ряд непослушных палочек! Каждая из которых пытается искривиться
    или расплыться жирным пятном… И страшные, страшные ряды…безукоризненно
    стройные ряды … целые полчища палочек и крючочков в учебнике, которые
    ещё предстоит написать. И безжалостная тупая и ноющая боль в пояснице…
    Нет, столько невозможно непрерывно сидеть в одной позе! Я никогда не
    напишу эти чёртовы палочки! Нет! Я не хочу больше этого! Опять одно и
    тоже, одно и тоже! Я не буду больше писать эти палочки! И, вообще, кто
    это сказал, что они должны быть безукоризненно ровные? Вон, ПАП, ты и
    сам пишешь не совсем ровно! Я и так научусь писать. И пусть будет не всё
    ровно, но всё равно будет понятно…

    Смотри, Макс! Видишь эту гусеницу? Как она старательно изгибает свою
    спину, чтобы доползти до листка! И она будет повторять это, пока не
    доползёт до цели! Одно и тоже, одно и тоже, и ровно такое количество
    раз, какое от неё для этого потребуется. Потом она будет есть этот
    листок, повторяя движение своих челюстей, опять одно и тоже движение,
    пока не придёт время превратиться в куколку, а потом… в бабочку. И потом
    она полетит, вместе с множеством других бабочек, чтобы переносить
    пыльцу с одних цветков на другие и участвовать в повторении растений…
    Вот так! Вначале поедать листья, чтобы потом повторять растения!… А
    потом она отложит новые личинки и повторит гусениц, чтобы опять, в
    очередной раз, всё повторилось сначала…


See also:
Литература
Похожие записи

Комментарии закрыты.