миф о голодоморе

20 Февраль 2014 →

Автор публикации: Г.С. Ткаченко

Лживых историков следовало бы казнить, как и фальшивомонетчиков.Сервантес

В диапазон тем, используемых манипуляторами сознанием, прочно вошел миф о «голодоморе», который Мирослава Бердник справедливо квалифицирует как «пляски на костях». Миф о «голодоморе» - составная часть «гарвардского спецпроекта», созданного для информационно-психологических диверсий еще против Советского Союза, а затем и России. В нем четко просматривается направленность - разжигание националистических страстей, и прежде всего, вражды и ненависти к России и русскому народу. Творцом «гарвардского спецпроекта» был и ныне остается один «из умнейших и коварнейших врагов нашей страны» Збигнев Бжезинский.1

«Гарвардский спецпроект» пользовался особым вниманием у правящих кругов и спецслужб США. Он щедро финансировался и постоянно дополнялся новыми научными разработками. В 1983 г. в издательстве Гарвардского университета была опубликована работа Джеймса Мейса «Коммунизм и дилеммы национального освобождения: национальный коммунизм в Советской Украине в 1919 - 1933 гг.». Ранее эта работа не получила признания в кругу американских ученых. Однако, должных выводов из этого Мейс не сделал и на потребу организаторов холодной войны начал формировать миф о стремлении Москвы в интересах укрепления своей власти «погубить украинское крестьянство, украинскую интеллигенцию, украинский язык, украинскую историю в понимании Народа, уничтожить Украину как таковую».2

Д. Мейс не удосужился объяснить или не смог объяснить, почему в интересах политической власти в стране необходимо было уничтожить Целый народ вместе с его историей. И тем не менее, автор был замечен Режиссерами холодной войны и определен на должность профессора Украинского исследовательского института Гарвардского университета.

Д. Мейсу приписали и авторство в изобретении термина «голодо-мор» (вместо «голод»). Однако, как утверждают историки, подлинными авторами этой подмены понятий были украинские националисты, эмигранты второй волны, которые во времена гитлеровской оккупации Украины «прославились» на поприще коллаборационистов, прислужников нацистов, а с 1945 по 1952 гг. - «пятой колонны» США и Англии, совершали кровавые акции на территории Западной Украины. По современной терминологии деяния оуновцев попадают в категорию международного терроризма. И тем не менее, украинские националисты, как пишет американский историк Кристофер Симпсон в книге «Blowback», найдя убежище за океаном, стали использоваться правительством США «в качестве экспертов в пропагандистской и психологической войне», против СССР.3

В первом ряду таких экспертов находился Дмитро Соловей (1888 - 1966). В 1944 г. он вместе с гитлеровцами бежал с территории Советской Украины, освобожденной от оккупации. Позднее перебрался в США и стал прислуживать новым хозяевам, провозгласившим, подобно нацистам Германии, свои претензии на мировое господство. Содержание его труда «Голгота Украши» (1953), в которой затронуты проблемы «голодомора» в Украине, убеждает читателя в том, что автор руководствовался нравственно-психологической установкой Адольфа Гитлера: «чем больше ложь, тем больше ей верят». В таких «экспертах», вскормленных на идеологической кухне Геббельса, и нуждается дядя Сэм.4

Проблемой голода и большевистского террора в УССР, рядом с Джеймсом Мейсом, занимался и Роберт Конквест, начинавший свою карьеру в качестве сотрудника британской разведки - Информационного исследовательского отдела (IRD), в обязанности которого входило изготовление специальных информационных материалов для политиков и журналистов.

Свою известность Конквест приобрел благодаря книгам «Великий террор» (1969), изданной в США по заказу ЦРУ, и «Жатва скорби» (1966). Автор получил за книгу гонорар (80 тыс. долларов) от Организации украинских националистов (ОУН).

Специалисты, исследовавшие книги Конквеста, утверждают, что в числе источников, откуда автор заимствовал документальные аргументы о «голодоморе» и репрессиях в СССР, оказались художественные произведения В. Астафьева, Б. Можаева и В. Гроссмана, украинских коллаборационистов X. Костюка, Д. Соловья, а также американца Ф-Била, который в 1931 - 1933 гг. работал на Харьковском тракторном заводе. Вернувшись в США, он был посажен в тюрьму, но после выхода его книги о голоде в издательстве известного антисоветчика Херста, Ф.Била незамедлительно выпустили на свободу.5

Прогрессивные зарубежные ученые: советологи Арч Гетти, Герберт Хертле, Олег Арин, Александр Даллин и другие подвергли острой и аргументированной критике фальшивые конструкции Конквеста о голоде. К примеру, профессор университета в Стэнфорде Александр Даллин назвал исследования Конквеста «бессмыслицей» и не нашел свидетельств того, что голод «был намеренно направлен против украинцев».6 А канадский журналист Дуглас Тоттл в книге «Фальшивки, голод и фашизм: миф об украинском геноциде от Гитлера до Гарварда», опубликованной в Торонто (1987), раскрывая историческую фальшь книги Конквеста и фильма «Жатва отчаяния», доказал, что авторы книги и фильма использовали устрашающие фотографии голодных детей из архивной хроники Первой мировой войны и голода 1921 г.

Еще один пример фальсификации Конквеста - использование в качестве «свидетельств» о масштабах голода в Украине материалов некоего Томаса Уолкера, которые в 1935 г. публиковались в профашистской херстовской прессе. Позднее выяснилось, что журналист Томас Уолкер - это уголовник Роберт Грин, осужденный в Колорадо на 8 лет лишения свободы, но вскоре странным образом по чьей-то воле выпущенный из тюрьмы Он совершил поездку из Польши в Маньчжурию и в течение этого времени пять дней провел в Москве. Позднее Грин был снова арестован, а на суде признался, что в Украину «его нога вообще никогда не вступала». А теперь «свидетельства очевидца» Уолкера - Грина оказались востребованными американо-натовскими глобалистами и их прислужниками. В.Ющенко, став президентом, незамедлил наградить Конквеста орденом Ярослава Мудрого V степени за «привернення уваги мiжнародноi спiльноти до визначення голодомору 1932-1933 рокiв актом геноциду украiнського народу»7

В сфере информационно-психологических диверсий Р. Конквест и Д. Мейс - близнецы-братья. И хотя их разделяет Атлантический океан (Конквест - британец, Мейс - американец), они были порождены «холодной войной», которую начали правящие круги США и Англии. И Конквест, и Мейс - антикоммунисты, славянофобы и русофобы. В своем философско-мировоззренческом отношении оба - идеалисты и метафизики, которые на «древе познания» плодят пустоцвет, а вторгаясь в политическую сферу - ядовитые плоды: апологетику расизма, фашизм (неофашизм) и милитаризм. У обоих однотипный характер источников: представители украинской диаспоры, ранее сотрудничавшие с нацистами. У них близкое родство и в методе «научного творчества».

Суть «научного» метода Конквеста (по его собственному выражению) такова: «Правда может быть установлена исключительно в форме молвы. Самый лучший, хотя и не безупречный, источник - слухи». «Научный» метод Мейса определился «Гарвардским проектом устной истории». Возглавляя комиссию конгресса США по расследованию голода в Украине, Мейс записывал, обрабатывал и публиковал устные свидетельства якобы очевидцев. В завершение эти свидетельства становились официальными документами Конгресса США.

Специалисты, исследуя технологию фабрикации представителями комиссии Конгресса США информации о голоде в Украине, обнаружили, что 80% свидетельств проходят с отметкой «Анонiмна жiнка», «Анонiмне подружжя», «Анонiмний чоловiк», «Марiя №» и т.д.8

Шаткость и весьма сомнительная историческая достоверность источников, на базе которых формировались документы комиссии, не остановили американских правителей от того, чтобы эти документы представить мировой общественности под грифом «Комиссия Конгресса США».

Американская академическая общественность увидела в «научном» творчестве Д. Мейса наследие времен «холодной войны» и продолжение идеологического противостояния с Россией, а перед Мейсом закрылись двери академических институтов США. Оскорбленный и обиженный «ученый» назвал своих оппонентов «сталинистами», «украинофо-бами» и переехал в Украину. Здесь он попал в теплые объятия оранжевых: стал преподавать в Киево-Могилянской академии. Перед ним открылась «зеленая улица» издательств газеты «День», журнала «Полiтична думка» и других. Мейс был обласкан и госпожой Чумачен-ко-Ющенко, которая, кстати, тоже имеет пристрастие к исследованию «голодомора» в Украине.

Клич к созданию мифа о «голодоморе» и его «виновнике» - России, прозвучавший за океаном, был услышан и понят в нашем «суверенном» государстве. За его формирование активно взялись В. Ющенко, представитель президентской рати Б. Тарасюк и привыкшие обслуживать власть предержащих (независимо от смены политического режима) С. Кульчицкий, П.Панченко, ВДаниленко и им подобные. В публикации профессора Кульчицкого по исследованию голода в Украине, по сути, вместо ориентации на поиск истины содержится установка на достижение политической целесообразности. (Зеркало недели, 2003, 22 августа). Кульчицкий отмечает, что «довести, що голод 1932-1933 pp. справдi був геноцидом, важко». Однако он далее пишет: «Е аргументи на пiдтвердження геноциду у виглядi терору голодом... Варто лише прочитати цi документи пiд потрiбним кутом зору».9

Нетрудно понять, что нужным «углом зрения» для Кульчицкого и его единомышленников являются апологетика бандеровщины, русофобия и угодничество перед заокеанскими геостратегами, которые задают политическую направленность и тон риторики официальным идеологам Украины. К примеру, в резолюции палаты представителей Конгресса от 22 октября 2003 г. утверждается, что признание «голодомора» в Украине необходимо для «восстановления украинской идентичности». В унисон утверждениям Конгресса США прозвучали слова церковного иерарха американского происхождения, главы украинской греко-католической церкви Любомира Гузара: «Память о голодоморе - это нацио-творческий элемент», который представляет собой «фундаментальную ценность, объединяющую общество...».10

Для воплощения своей идеи - сплочения Украины на основе западных политических и нравственно-психологических ценностей, носителями которых в прошлом были бандеровцы, и перевел свою резиденцию глава униатов Любомир Гузар в столицу Украины. Сердцевину этих ценностей составляет русофобия (славянофобия). Политическая установка на ее проведение наиболее четко была сформулирована еще Даллесом в известной доктрине по развалу СССР, в которой он призвал сеять «национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу».

Наследники антикоммуниста и русофоба Даллеса ретиво пытаются реализовать его геополитические установки. К примеру, Иосиф Свирский (Житомир) утверждает: «Голодомор 1932-1933 гг. - это геноцид против целого народа, был задуман и осуществлен руководством СССР, находившимся в Москве. А так как Россия была колонизатором Украины..., то многие у нас отождествляют это преступление с Россией». И далее: «голодомор» - это геноцид и его «цель выморить по-больше украинцев, а на их место заселить русских...».11

В этом же номере газеты Иосифу Свирскому вторит Антон Турчак, который в «голодоморе» также усмотрел проявление «преступного интернационал-большевистского режима».

Заметим, что в лексике Свирского и Турчака, а также в манере их мышления проявилось много тождества с содержанием письма Я.Стецько рейхминистру фашистской Германии А. Розенбергу. «Москва и жидовство, - писал Я. Стецко (правая рука С. Бендеры), - это самые большие враги Украины и носители разлагающих большевистских интернационалистических идей...».12

Поиском виновников «голодомора» в Украине озабочен и президент В. Ющенко. «Голодомор», - заявил он, был «преступлением против человечества, у которого были свои исполнители». Виновников «голодомора» ищут и представители официальной науки. Так, П.П. Панченко и М.М. Вивчарик в одном научно-популярном издании написали: среди пролетариев, «направляемых в украинское село за хлебом», большинство составляли этнические русские, что «для проведения насильственной коллективизации, раскулачивания, реквизиции продовольствия Украины в период голодомора привлекались воинские подразделения и другие силовые структуры, в состав которых входили преимущественно этнические русские».13

Проблема виновников «голодомора» вышла и на страницы школьных учебников по истории. На это обстоятельство обратила внимание Мирослава Бердник. В одном из учебников записано: «Еще не развеялся трупный смрад в опустевших украинских домах, а из других республик СССР, в особенности из России, уже направлялись эшелоны с переселенцами. К концу 1933 г. в Донецкую, Днепропетровскую, Одесскую и Харьковскую области переселилось около 117,1 тыс. человек».14

Похоже, что наши «ученые», хранители чистоты национальной крови, пренебрегли тем фактом, что в Украине, как и во всей великой стране - СССР, в это время осуществлялась реконструкция народного хозяйства на базе новой техники: строились машиностроительные заводы, доменные печи, прокатные станы, шахты и рудники. Украина испытывала все возрастающую потребность в высококвалифицированных кадрах.

Особое внимание уделялось техническому переоснащению и кадровому обеспечению черной металлургии и угольной промышленности Донбасса. В 1933-1934 гг. только по путевкам комсомола в промышленные регионы приехали тысячи молодых патриотов, угольный Донбасс пополнился 13 600 высококвалифицированных механизаторов. Разумеется, много специалистов приехало и из России. И это положительно сказалось на результатах труда. Если в первом квартале 1933 г. шахтеры Донбасса добыли 10 366 тыс. тонн угля, то в четвертом квартале года - 12 089 тыс. тонн. В 1934 г. угольный Донбасс после длительного перерыва перевыполнил план добычи угля на 104%.15

Известно, что голод как следствие засухи и недорода хлебов поразил многие регионы Советского Союза - Украину, Северный Кавказ, Западную Сибирь и Казахстан. Повсюду эта тема осталась лишь предметом научных исследований узкого круга специалистов и воспоминаний старожилов, переживших те трагические дни. В Украине же она прочно вошла в идейный арсенал манипуляторов сознания, с помощью которой формируются национальная подозрительность, пугающий образ внешнего врага и которая помогает обманывать и грабить доверчивый народ.

Устраивая «пляски на костях», каждый специалист по «голодомору» торопится утвердить свою версию численности жертв. И как замечает

известный канадский профессор политологии Олег Арин в «Письме из Ванкувера», диапазон вранья весьма широк: Дейл Даримал называет цифру «голодомора» 5,5 млн. человек, Николай Приходько (сотрудничавший с фашистами в годы войны) - 7 млн., У.Х. Гамберлен и Е. Лионе - 6-8 млн., Ричард Сталет - 10 млн., Хосли Грант - 15 млн. человек. Канадский политолог подчеркнул также, что прогрессивные журналисты западных стран не оставляли без внимания идеологические спекуляции вокруг голода в Украине, вскрыли многочисленные фальсификации по поводу масштабов так называемого «голодомора» в Украине и показали идеологическую «кухню», где и как варили свое чтиво антисоветчики.16

Недавно в СМИ появилось новое число жертв «голодомора» - 25 млн. человек. Если принять во внимание, что кампания по «голодомо-ру» в Украине продолжает набирать обороты, то можно предположить, что упомянутая величина жертв, достойная занесения в Книгу рекордов Гиннесса, будет перекрыта.

Отвергая факты о фантастических жертвах «голодомора», никто из добросовестных ученых и политиков не отрицает того, что голода в Украине не было. Он был и были жертвы. Признание этой реальности с болью отзывается в сердце каждого честного человека. Однако спекулировать на народной трагедии могут только циничные люди, с неуемным карьеризмом, эгоизмом и одержимостью к стяжательству. Это как раз те характерные черты, которые и определяют нравы столпов мафиозно-«демократических» режимов.

Статистические данные по Украине таковы: в 1932 г. умерло 668 тыс. человек, в 1933 г. 1309 тыс., то есть 2 млн. человек. Если при этом исключить число умерших по естественным причинам, то жертвами голода стали 640-650 тыс. человек, а не 9-10 млн. и тем более 15 млн., как об этом вещают «независимые» СМИ.17

Известно и другое. Голод 1932-1933 гг. не был единственным голодным периодом в нашей стране. Неурожаи и голод повторя-ись, как правило, через одно - полтора десятилетия. На этот чет существуют многочисленные объяснения. В 1891 г. от голова, охватившего 40 млн. человек, умерло более 2 млн.; голода 1900-1903 гг. умерло 3 млн.; 1911 г.- 2 млн. человек. Разумеется, воспоминания о трагедиях тех лет мало дают «навара» антикоммунистам и русофобам. Вот и хватаются они за интерпретацию тех исторических событий, за которые получают, надо полагать, щедрое вознаграждение от «хозяев» современной жизни, врут, не зная меры.

Разумеется, абсолютно точные цифры жертв голода сегодня назвать вряд ли возможно. Однако нас приблизит к истине, если мы в этой весьма печальной статистике примем во внимание цифры, приведенные, кстати, одним из лидеров украинского национализма В.Кубийовичем, который в своей работе «Змши в стаж населения Советсько! Украши в pp. 1927-1958», опубликованной в 1959 г. в Мюнхене, оценил потери в 2-3 млн. человек. У Кубийовича величина жертв голода меньше, чем у других авторов (его современников). Эта величина, по нашему убеждению, приближена к реальным потерям. Заметим, что статья была опубликована в 1959 г., когда информационно-психологическая война против СССР и России лишь набирала свои обороты.18

В поисках истинной величины людских потерь от голода наибольшую ценность представляют данные, приводимые в содержательной и аргументированной статье Мирославы Бердник «О голоде и жертвах». Число жертв голода 33-го года в Украине и России превышает 3 млн. человек, из которых 2 млн. приходится на село. В Украине погибли украинцы, русские, греки, немцы, татары. Заметим, что масштабы жертв, вызванных голодом, дополнились эпидемией тифа, поразившего в 1932-1933 гг. Украину и Северный Кавказ.

Непосредственное отношение к проблеме «голодомора» и человеческих потерь имеет демографическая динамика в Украине и России. Мирослава Бердник, ссылаясь на статью «Малороссия» из энциклопедического словаря Южакова, приводит такие данные: в 1897 г. малороссов проживало 20 млн. в Малороссии и 3 млн. в Галичине, входившей в состав Австро-Венгрии. Великороссов, проживавших в России, было 60 млн. Общая численность населения России (без Финляндии) составляла 125 млн. человек.

В 1980 г., поданным Большой Советской энциклопедии, украинцев насчитывалось - 43 млн., русских - 137 млн. Общая численность населения СССР составляла 210 млн. человек. Коэффициент прироста населения составлял: украинцы - 1,87, русские - 2,28, всего населения СССР - 1,68. Как видно, коэффициент прироста украинцев был выше, чем по СССР, и несколько ниже, чем у русских.19 Простая арифметика позволяет сделать вывод о том, что от голода не могло погибнуть более 2-2,5 млн.человек. В анализе демографической эволюции следует принимать в расчет и тот факт, что по территории Украины «прокатились» две чрезвычайно разрушительные мировые войны, вызвавшие многомиллионные человеческие жертвы.

Был ли голод в 1932-1933 г.г. неотвратим?

Ответ на этот сакраментальный вопрос дают данные, приводимые в таблице.

Валовый сбор зерна и величина хлебозаготовок в Украине в 1930-1933 гг. (млн. пудов).

Год

1930

1931

1932

1933

Валовый сбор зерна

1431,3

1100,0

918,8

1412,5

Сдано государству

487,5

431,3

255,0

317,0

В % к валовому сбору

34

39,2

27,8

22,4

Данные таблицы свидетельствуют: в Украине от урожая 1932 г. зерна оставалось 663,8 млн. пудов, а в 1933 г.- 1 млрд. 95,5 пудов. Если учесть, что в Украине в это время проживало менее 30 млн. человек (по переписи 1926 г. - 29 млн.), то надушу населения приходилось в 1932 г. 21,1 пуда, а в 1933 г. - 36,5 пудов. Количество оставшегося в хозяйствах зерна соответствовало научно обоснованным нормам: 20-25 пудов (320-400 кг) на человека.20 Каковы же причины голода?

Общей причиной голода в стране вообще, и в Украине, в частности, явился низкий уровень развития производительных сил, доставшийся в наследство от царской России, к тому же основательно разрушенный в годы Первой мировой войны, иностранной военной интервенции и Гражданской войны. Засуха и другие капризы природы поражают больше всего страны со слабой или недостаточно развитой экономикой. И в наши дни, к примеру, многие регионы Африки дают нам веские аргументы, подтверждающие достоверность этой печальной истины.

Однако, объективный фактор - засуха, обусловившая недобор хлеба, был дополнен и усилен субъективными факторами, главным из которых стали экономические диверсии кулачества - класса сельской буржуазии.

До осуществления массовой коллективизации кулак определял в основном экономическую жизнь страны. К 1930 г. в СССР насчитывалось 5-7% кулаков, которые контролировали около 20% рынка зерна, в целом 56% продажи сельскохозяйственной продукции. Рядом с кулаком находилось 27 млн. безлошадных крестьян. Из них - 2,7 млн. (27%) крестьян вообще оказались без земли и, чтобы жить, вынуждены были батрачить на кулака, для которого и национализированная земля не являлась препятствием для расширения своего хозяйства и сохранения хищнического образа жизни.

«Свободные» СМИ характеризуют кулачество как лучшую часть фестьянства. Справедлива ли такая оценка? Да, кулаки - это весьма энергичные, деловые и работоспособные люди. Они были несколько выше основной массы крестьян и по уровню образования. Однако, современные СМИ, обслуживающие «прихватизаторов», закрывают глаза на то, что кулак - это индивидуалист - эксплуататор, чаще злобный и беспощадный стяжатель. На эту сторону (нравственно-психологическую) обратил внимание в последней трети XIX века весьма наблюдательный российский помещик Энгельгард (по всей вероятности, входивший в родню известного помещика - крепостника, которому принадлежала семья Тараса Шевченко). В своих письмах-заметках Энгельгард выделял в социальной психологии кулака властность, жестокость, эгоизм, необузданную страсть к стяжательству.

В таком же нравственно-психологическом ключе рисует образ кулака профессор Е.Дилон, проживший несколько десятков лет в России. Ученый писал, что «из всех монстров, которых мне приходилось когда-нибудь встречать во время путешествия (по России), я не могу вспомнить более злобных и отвратительных, чем кулак».21

Кулаки прятали хлеб, а часто и гноили, ждали момента, когда его можно было бы продать по бесконтрольным ценам. Своим примером они заражали зажиточных крестьян и середняков. Хотя удельный вес кулачества среди крестьянства была незначительный (5-7%), сила его политического и психологического влияния на односельчан становилась неизмеримо выше их численности. Следуя примеру и призывам кулаков, сопровождаемыми террором, многие крестьяне отказывались сдавать хлеб государству. Так, крестьянин П. Васильевского сельсовета (Харьковская обл.), не сдав ни одного килограмма, спрятал хлеб в ямы. Там его было обнаружено, около 2 тонн.22

В справке информационного сектора оргинструкторского отдела ЦК КП(б)У от 9 февраля 1933 г. приводятся данные о том, что в Васильков-ском сельсовете (Харьковская обл.) крестьянин-единоличник Яковец Влас, «имея в пользовании 4,45 га посевной площади, не сдал ни одного килограмма хлеба, но бросил детей, которые сейчас нищенствуют». Бригада по хлебозаготовкам обнаружила в его хозяйстве 19 ц зерна, закопанного в яму.23

Аналогичные факты были выявлены и в других регионах республики. К примеру, в Донецкой области, в селе Алексеевка кулак Неше-рет Трохим умер от голода, но вскоре у него нашли яму с зерном кукурузы, большая часть которого погибла. В селе Макартянино у единоличника Стрельцова Семена, заявлявшего, что голодает, было обнаружено 8 пудов ржи и 3,5 пуда кукурузы. У колхозницы Юрченковой, которая жаловалась на то, что пухнет от голода, было обнаружено 8 пудов ржи...24

О характере диверсионных методов кулака на селе поведала другой свидетель - М. Казак с Тернополыцины: «Помню ТСОЗ (товарищество по совместной обработке земли) - самые бедные люди объединились, посевного материала было мало. Кулаки же... спрятали зерно, не хотели помочь бедному крестьянину выбраться из нищеты. Наша сваха, например, три бочки зерна закопала в землю, а соседская семья, жившая в доме напротив, от голода вся вымерла... Враги коллективного хозяйства отравляли колодцы, из которых поили коней... В снопы втыкали железные зубья борон. Вот молотилка и испорчена... А пока починят ее, проходили месяцы. Урожай же оставался зимовать необмолоченным. Вот вам и еще одна причина голода... Я хотела бы посмотреть в глаза тому невежде, который с чужого голоса говорит, что голод специально спланировали, чтобы уничтожить украинский народ».25

Экономическая диверсия кулачества, по утверждению зарубежных и ответственных историков, проявилась с особой наглядностью в сфере животноводства. Чтобы сорвать или скомпрометировать социалистические преобразования на селе, кулаки прибегли к массовому уничтожению скота, чтобы не достался «коммунякам». В 1928-1933 гг., по данным Фредерика Шумана, поголовье лошадей в СССР сократилось с 30 млн. до менее чем 15 млн. голов крупного рогатого скота - с 70 млн. до 38 млн., в том числе коров - с 31 млн. до 20 млн., овец и коз - со 147 млн. до 50 млн., свиней - с 20 млн. до 12 млн.26

Кулачество, чтобы сорвать коллективизацию, прибегло к методам физического и психического террора, направленного прежде всего против организаторов и активистов колхозного строительства. Еще сложнее складывалась ситуация в Украине, где кулачество выступало в единстве с буржуазными националистами, которые по природе своей запрограммированы на насилие.

В 1928 г. в Украине было совершено около 500 террористических актов. В 1929 г. активность подрывных сил не убавилась. Только во второй половине года правоохранительные органы республики зарегистрировали 290 террористических актов.27

Действия кулачества представляли собой большую социальную опасность, несли угрозу реставрации прежних, эксплуататорских порядков, на него рассчитывал буржуазный Запад, готовя агрессию против СССР. И не случайно говорил В.И. Ленин, что «если кулак останется нетронутым, если мироедов мы не победим, то неминуемо будет опять Царь и капиталист».28

Итак, главная причина голода в начале 30-х годов прошлого столетия - диверсии кулачества.

В поисках выхода из трагической ситуации, организации хлебозаготовок и осуществления коллективизации в сельские регионы направлялись специальные уполномоченные. В Одесскую область в 1932 г. приезжал уполномоченный ЦК КП(б)У В.П. Затонский. Несколько ранее в Одесскую область приезжали В.М. Молотов, Л.М. Каганович, СВ. Косиор.

Решением продовольственной проблемы в Украине основательно, но, видимо, с некоторым опозданием, занялись П. Постышев, П. Петровский, В. Чубарь и другие партийные и государственные деятели. И хотя в 1932 г. в Украине недосдача хлеба государству составила более 100 млн. пудов, руководство СССР и Украины изыскали возможность для борьбы с голодом, используя стратегические резервы. П. Постышев, которому националисты успели налепить ярлык «кат Украины», убедил Якира в необходимости выделить 700 тонн муки, 170 тонн сахара, 100 000 банок консервов, 500 пудов масла и другой продукции из скудных армейских запасов. В феврале 1933 г. государством был создан продовольственный фонд для питания 600 тыс. детей.29

Помогает прояснить характер рассматриваемых событий письмо А.Кучеренко, пережившего в 1932 - 1933 гг. голод, а позднее ставшего участником боевых действий в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг. «В моем большом селе Белуховке (Полтавщина) в 1930 г., - пишет Алексей Николаевич, - было создано три колхоза им. В.И.Ленина, им. Парижской Коммуны и им. Первого Мая. Стихия голода не обошла и наше село, но сельсовет и правление колхозов делали все, чтобы помочь односельчанам пережить лихолетье.

Для детей создали в колхозах патронаты (лат. - покровитель), где детей кормили и присматривали за ними.

Эти годы я хорошо помню, хотя мне было 5 - 6 лет (родился в 1927 г.).

Злопыхатели антисоветчики кричат о геноциде, они не знают нашей истории и извращают ее. Могу сказать, что из моих многочисленных родственников (их было около 50 человек) никто от голода не умер, а в годы Великой Отечественной войны 15 моих ближайших родственников сражались с фашистами, находясь в рядах Красной Армии или в партизанских отрядах, 11 из них погибли.

И таких примеров в нашем селе множество.

Я очевидец жизни села в тот период и потому глубоко убежден, что крики современных правителей о голодоморе и геноциде - это вранье, циничный вымысел.

Мне стыдно за вас, Панове!».

Особое внимание партийные и советские организации уделяли детям-беспризорникам. Так, 1 июля 1933 г. ЦК(б)У принял специальное постановление, в котором «в дополнение к решению ЦК от 4 мая 1933 г. по борьбе с беспризорностью» предусмотрел установить на июнь 90 тыс. детских пайков.

Для этой цели выделил следующие фонды продснабжения:

Муки 720 т.,

Крупы 135 т.,

Сахара 10 т.,

Кондизделий 50 т.,

Растительного масла 36 т.,

Суховощей 24 т.,

Консервов 100 тыс. банок,

Тюльки 100 т.30

Решением продовольственной проблемы, сложившейся в Украине, занималось и правительство СССР Учитывая тяжелейшую ситуацию в республике, Совнарком СССР 25 февраля 1933 г. принял специальное постановление о выделении из государственных резервов продовольственной помощи Украине в размере 3 млн. пудов. Кроме того, из общесоюзного фонда до конца апреля 1933 г. в республику было направлено 22,9 млн. пудов семенного зерна, 6,3 млн. пудов фуражного и 4,7 млн. пудов продовольственного зерна в качестве займа и 400 тыс. пудов продовольственной помощи.31

В чрезвычайной ситуации, возникшей в Украине, весьма позитивную роль сыграл П. Постышев, о котором даже С. Кульчицкий и Г. Сургай в курсе лекций по истории Украины (1992) смогли написать: «...Постышев вывел сельское хозяйство из положения коллапса..., вернул людям надежду на завтрашний день, спас урожай 1933».32

Отметим, что в начале 30-х годов прошлого столетия продовольственная проблема, возникшая вследствие засухи и диверсионных актов кулака, была чрезвычайно сложной. Как распределить скудные резервы хлеба, не оставить голодными крестьянство, накормить рабочих и инженерно-технический состав, начавших реконструкцию промышленности, строительство заводов, производящих сельскохозяйственную технику (тракторного завода в Харькове, завода зерновых комбайнов в Запорожье, Днепрогэс и др.). Задача состояла в том, чтобы избавить страну от необходимости покупать за границей дорогостоящее промышленное оборудование и сельскохозяйственные машины.

Потребности в продовольствии выросли и в связи с тем, что расширилась сфера науки и просвещения, в стране с размахом свершалась культурная революция. В 1932/33 учебном году в школах республики обучалось 98% детей школьного возраста. Обучение практически (свыше 95% детей национальных меньшинств) осуществлялось на родном языке. В продовольственных ресурсах нуждалась армия и флот. Капита

листическое окружение (нота Чемберлена, военный конфликт на КВЖД, приход в Германии к власти Гитлера) напоминало о себе. А тем временем «гуманный» Запад со спокойствием убийц наблюдал за трагедией, возникшей в нашей стране в 1932 - 1933 гг., и злорадствовал по поводу случившегося.

Создание колхозов, социалистические преобразования на селе являлись продолжением великого дела Октябрьской революции. В исторической практике коллективизация - явление новое и необычайно сложное, требующее коренной перестройки не только образа жизни, но и мышления миллионов крестьян, их мировоззрения и нравственно-психологических установок. На этом пути было немало ошибок и извращений, которые задерживали процесс создания эффективного сельскохозяйственного производства, обостряли политическую и экономическую ситуацию на селе.

И хотя колхозное строительство происходило в стране, где в менталитете крестьянства глубоко жили коллективистские начала (о чем писали Герцен и Чернышевский), однако эти преобразования происходили по инициативе и настоянию сверху и осуществляли их не Боги, а живые люди со своими достоинствами и недостатками.

Серьезными ошибками союзного руководства и лично И.В.Сталина, обострившими классовую борьбу и социальное противоборство на селе, были: во-первых, преждевременный отход от НЭПа, снизивший материальную заинтересованность крестьянства в повышении сельскохозяйственного производства; во-вторых, торопливость в обобществлении крестьянских хозяйств, приведшая к нарушению ленинского принципа добровольности, и, в-третьих, отождествление с кулачеством части зажиточных крестьян, которые не эксплуатировали себе подобных. Их материальный достаток создавался собственным трудом, и потому конфискация имущества середняка и другие насильственные меры по отношению к нему были ошибочными и вредными. Владимир Ильич Ленин настоятельно рекомендовал коммунистам строго отделять крестьянина-труженика от кулака-мироеда. «В этом разграничении, - говорил он, - вся суть социализма».33

Субъективистские и волюнтаристские проявления в колхозном строительстве не нашли поддержки у М.И. Калинина и ряда других руководителей партии и государства. Некоторые из них оказались потесненными от власти. На смену им пришли представители (особенно из числа троцкистов), которые не знали жизни села и для которых были чужды нравственно-психологические ценности крестьян. И потому они видели в крестьянах своих антиподов.

В состав Политбюро в конце 20-х годов был введен Каганович.

Наркомат земледелия возглавил Яковлев (Эпштейн), Колхозный дентр - Каминский, Совхозный - Калманович. Власть в Нечерноземном центре досталась Варейкису, в нечерноземных областях (вокруг Москвы) - Бауману, в Среднем Поволжье - Хотавичу, в Западной Сибири - Эйхе. Во главе ОГПУ-НКВД по-прежнему оставался Ягода (Иегуда). Наркомат иностранных дел вместо Чичерина возглавил Литвинов (Баллах), Главное политическое управление РККА вместо Бубнова - Гамарник.

Кадровые выдвиженцы исповедовали идейно-нравственные ценности Троцкого. Их вхождение в партийно-государственные структуры стало главной причиной искривлений линии партии в колхозном строительстве. Свой волюнтаризм они прикрывали левыми, демагогическими фразами. Этим затрудняло их разоблачение. Своими действиями они нанесли огромный вред колхозному строительству, авторитету партии и советской власти. К примеру, в Нечерноземном центре Варейкис так взвинтил темпы коллективизации, что за полгода поднял их с 6 до 80%, а Бауман в нечерноземных областях (вокруг Москвы) - с З до 70%.34

К середнякам, которые отказывались вступать в колхозы, начали применять противоправные административные меры. В некоторых регионах процент раскулаченных вырос до 15%, а крестьян, лишенных избирательных прав, до 15-20%.35

Социальное напряжение в обществе, угрожавшее не только делу коллективизации, но и союзу рабочих и крестьян (политической основе оветской власти), ослабила опубликованная 2 марта 1933 г. в газете «Правда» статья И.В. Сталина «Головокружение от успехов». В статье им осуждались методы насилия и принуждения по отношению к середняку, обращалось внимание на обязательное соблюдение принципа добровольности в колхозном строительстве, в качестве основной формы кооперирования рекомендовалась сельскохозяйственная артель.36

(Искривления ленинского принципа кооперирования крестьян всегда находились под прицелом манипуляторов сознания, а в годы горбачевской «катастройки» и «демократических» реформ использовались Яковлевым, Познером, Коротичем, Немцовым, Сванидзе, Кульчицким Для оболванивания населения.)

Меры по ликвидации искривлений в колхозном строительстве, принятые И.В.Сталиным и ЦК ВКП(б), остановили отток крестьян из колхозов. В мае 1930 г. в колхозах осталось 23,6% всех крестьянских хозяйств, в том числе: в Нижне-Волынском крае - 37,5%, на Северном Кавказе - 58,1, в Украине - 38,29.37

Коллективизация, избавившись от перегибов, стала осуществляться на здоровой основе, пошла на подъем. Весной 1933 г. был успешно проведен весенний сев. Повысилась продуктивность сельскохозяйственного производства. В связи с достигнутыми успехами с 1 января 1935 г. была отменена карточная система на хлеб и хлебные продукты. Крестьяне-единоличники все более убеждались в преимуществах колхозного строя и вступали в колхозы. К началу 1935 г. в коллективном секторе уже находилось 87,8% крестьянских хозяйств.38

Это были судьбоносные процессы: происходила коренная ломка многовекового патриархального жизненного уклада крестьянства, составлявшего основную часть населения страны. В преобразовании села на принципах социализма мы были первопроходцами. Суть этих масштабных, противоречивых и порой трагических преобразований с большой художественной выразительностью отобразил лауреат Нобелевской премии Михаил Шолохов в своем знаменитом романе «Поднятая целина». Можно предположить, что новое прочтение книги с позиций сегодняшнего дня станет ключом к постижению исторической правды о жизненных проблемах крестьянства и путях их решения в первые два десятилетия советской власти.

Мы теперь вправе утверждать, что на суде истории колхозно-совхозный строй полностью оправдан. И хотя этот строй создавался в экстремальной ситуации (отсталой стране, доставшейся в наследство от буржуазии и помещиков, в условиях подготовки Западом агрессии против СССР), однако он прошел испытание временем и показал свою жизнеспособность.

В тяжелейшие годы борьбы с фашизмом, когда миллионы тружеников села, одев солдатские шинели, ушли на фронт, а в колхозы не поступило ни одного трактора, сельское хозяйство смогло обеспечить фронт и тыл хлебом.

Сегодня, после разрушительного урагана «демократических» (буржуазных) реформ, подавляющее большинство крестьян все сильнее испытывают ностальгию по колхозному строю и советскому образу жизни.

Жизнеутверждающий пример преподносит соотечественникам Белоруссия - маленький островок, оставшийся от советской власти. Здесь колхозы не только сохранились, но и стали высокопроизводительными. Белоруссия полностью обеспечивает свое население качественными продуктами питания и поставляет их на внешний рынок.

«Белорусское чудо» - это воплощение надежд всего славянского (православного) мира на лучшую долю. Этим обстоятельством и объясняется неприятие американо-натовских геостратегов и внутренней оппозиции (контрреволюции) политического режима в Белоруссии и олицетворяющего этот режим Александра Лукашенко.

Апологеты национализма с подачи заморских хозяев продолжают обвинять Москву, русских в организации голода в Украине. Отвечая на вызов оппонентов, зададимся вопросом: «был ли мальчик?», т.е. «голодомор».

Поиску истины в этом спорном деле помогает анализ общественно-политической практики советского периода. Совокупный анализ исторических фактов, содержание общественно-политических процессов в СССР свидетельствуют о том, что никакого преднамеренного «голодо-мора» не было и не могло быть.

Почему так, а не иначе?

Во-первых, организация «голодомора» в корне противоречит исторической логике и политической стратегии компартии, осуществлявшей социалистические преобразования в стране. Суть стратегических установок коммунистов сводилась к тому, чтобы объединить усилия рабочего класса и беднейшего крестьянства, добиться прочного союза с середняком и объединенными силами обуздать кулачество, выступившее против колхозного строительства.

Искусственное устройство голода, в чем обвиняют коммунистов псевдоисторики, неизбежно бы привело к гибели бедняков и середняков, составлявших главную опору советской власти и движущую силу в процессе коллективизации. И если верить им, что жертвами «голодомора» в Украине стали 7-15 млн. человек, то это должна была быть именно та часть крестьянства, на которой держалась советская власть. «Голодомор», таким образом, противоречил здравому смыслу. На это указывает известная пословица: зачем рубить сук, на котором сидишь.

Во-вторых, Советский Союз находился в капиталистическом окружении. Опасность агрессии империализма (Германии, Японии и других государств) нарастала. И это хорошо понимало советское руководство. Для того, чтобы эффективно противостоять агрессору, сохранить суверенитет и территориальную целостность государства, требовались многочисленные вооруженные силы, оснащенные новейшим оружием и боевой техникой. Безопасность страны требовала огромных людских резервов, мощного производственного и научного потенциала. «Голодомор» вызвал бы у соотечественников неприятие политики партии и Советского государства и существенно бы ослабил экономический и оборонный потенциалы страны.

В вопросе, был ли «голодомор», т.е. искусственно созданный голод, или это был просто голод, порожденный кризисами природы (засухой), высшим критерием истины стала Великая Отечественная война. Для отражения фашистской агрессии и защиты советского строя, порожденного Октябрем, поднялись все народы нашей страны, совершили чудеса героизма на фронте и трудовые подвиги в тылу. В составе действующей армии находилось не менее 20% украинцев, которые мужественно и самоотверженно сражались за свое социалистическое Отечество. Около 2,5 млн. воинов-украинцев были награждены орденами и медалями, а свыше 2 тыс. - удостоены звания Героя Советского Союза. И.А. Кожедуб этого высокого звания был удостоен трижды.

В годы войны из среды украинского народа выдвинулись выдающиеся полководцы А.И. Еременко, Р.Я. Малиновский, К.С. Москаленко, А.А. Гречко, И.Д. Рыбалко, И.Д. Черняховский, Д.Д. Лелюшенко, П.С. Рыбалко и другие.

Советский патриотизм с особой убедительностью проявился у наших людей на оккупированной территории. Если бы был «голодо-мор», как об этом вещают псевдоисторики, то население вело бы себя пассивно или даже стало бы оказывать поддержку оккупантам. Однако соотечественники, оказавшись на захваченной гитлеровцами территории, относились к ним с ненавистью. Служила нацистам лишь незначительная часть националистически настроенного населения, преимущественно из Галиции. Фашисты сформировали из них карательные батальоны «Роланд» и «Нахтигаль», Шутцманшафт-батальон 201, дивизию СС «Галичина», УПА и полицейские структуры. Подавляющее большинство населения создавало для оккупантов нетерпимую обстановку. Молодежь уходила в партизанские отряды, которые формировались по принципу добровольности.39 Только на территории Украины возникло свыше 40 партизанских краев и зон. Партизаны наносили ощутимый урон фашистским захватчикам. И это вынуждены были признать оккупанты. «Партизанская война, - писал Гу-дериан, - стала настоящим бичом, сильно влияя на моральный дух фронтовых солдат».40

В массе своей население, оказавшееся на оккупированной территории, видело в Красной Армии и партизанах своих освободителей, желало быстрого изгнания захватчиков и восстановления советских порядков. Вот, к примеру, как доносил в Берлин группенфюрер СС Томас: «С приближением Красной Армии изменяется настроение населения. Большая его часть открыто заявляет о своих большевистских симпатиях, иная - пытается высказать приязненное отношение к нам. Это наблюдается в широких масштабах, как в восточной, так и в Западной Украине».41

В-третьих, партийное и советское руководство, начиная социалистические преобразования на селе, не могло не учитывать особенностей психологии крестьянства, его практичности, устойчивости поведенческих правил (консерватизма), осторожности и взвешенности в выборе новых форм жизнеустройства. Обстоятельства требовали положительных примеров в начавшемся чрезвычайно сложном и ответственном эксперименте - коллективизации. Только они (положительные примеры) могли убедить крестьян в целесообразности и оправданности вступления в колхозы, иначе коренную ломку своего жизненного уклада они не дали бы. Поэтому «голодомор», о чем с фанатизмом жрецов твердят апологеты частной собственности, стал бы самой пугающей антирекламой, которая бы обрекла саму идею и дело коллективизации, а вместе с этим и советскую власть на поражение.

В-четвертых, засуха и, как следствие ее, голод сильнее проявились в восточных, южных и центральных областях Украины, т.е. там, где преимущественно проживают этнические русские или русскоговорящее заселение. Следовательно, если это не голод, а «голодомор», как утверждают манипуляторы сознанием, то логично ли было сокращать численность того населения, которое представляло этническую основу прочности СССР, и, таким образом, рубить еще один сук, на растущем и крепнущем древе союзного государства.

Псевдоисторики, стремясь утвердить в сознании народа стереотипы о «голодоморе», приводят примеры использования органами советской пасти в те трагические дни силовых структур якобы для того, чтобы вос-препятствовать скоплению в городах крестьян, пытавшихся спастись от голода.

Несомненно, факты использования милиции и подразделений НКВД были. Однако эти факты не могут служить в качестве аргументов, кото-эые бы доказывали, что советская власть в то время прибегала к антигуманным мерам.

История учит, что скопление в подобные трагические моменты боль-лого количества людей, когда представители власти лишены возможно-ги их накормить, чревато тяжкими последствиями. Для любознательного читателя выяснение вопроса, был ли в Украи- голод или «голодомор», много значит мнение академика Петра Голочко (председателя Украинского общества охраны памятников истоми и культуры, члена Академии Европы, члена-корреспондента Международной унии славянской археологии), известного своей прин-шиальностью в защите исторической правды. Отвечая на вопрос корреспондента Михаила Назаренко (газета «Бульвар Гордона») о < голодоморе» на Украине, Петр Толочко заявил: «Не было точечного геноцида, касающегося именно украинцев. В то время голодало Поволжье, голодал Дон, Северный Кавказ... Голодали все. Был неурожай. Говорят, в Украине умерло больше, чем в других регионах. Охотно допускаю. Но почему это случилось?

Некоторые политики на человеческом несчастье, горе делают себе Карьеру. Это аморально.

Зачем эти астрономические цифры? И миллион - много. И пятьсот тысяч - много. И один человек - много!

И кто снова оказывается виноват? Русские, москали, это они решили уничтожить украинцев как нацию. Но задумайтесь вот над чем: почему из Украины выгребли хлеба больше, чем из других регионов? Из Кремля ведь не видно, где мужик прикопал мешок с хлебом. Свои же показывали, свои же вытрушивали. Проявляя чрезмерное усердие, выслуживались, старались, угождали, предавали.

Никуда мы от русских не денемся. Это наш стратегический партнер на все последующие века. Нас подзуживают, чтобы посеять рознь, и мы, как неразумное дитя, прыгаем от России в сторону. А Европа от России не открещивается, хочет с нею дружить... Россия нас, слава Богу, еще пока терпит. Но вот поехал наш представитель в Россию на переговоры с переводчиком. Мыслимое ли это дело?». 42

Миф о «голодоморе» - приготовление диверсионно-идеологической кухни Гарварда (США). Главным творцом мифа является 3. Бжезинский, подручными выступали украинские (галицийские) националисты - бывшие прислужники Гитлера.

В мифе о «голодоморе» заложено многоцелевое разрушительное предназначение. Заключая в себе антикоммунистическое (антисоциалистическое), русофобско-славянофобское содержание, он в 80 - 90-х годах активно использовался руховцами для разрушения Советского Союза.

Сегодня этот миф активно используется «оранжевыми» и их сообщниками. Пришло время, когда у народа стала спадать с глаз розовая пелена от «демократических» реформ и он все яснее осознает, что «демократические» правители его нагло обманули. Свыше 80% граждан оказались за чертой бедности. Катастрофическое положение сложилось во всех жизненно важных сферах экономики. Тревожит состояние сельского хозяйства. За годы кравчуковско-кучмовско-ющенковских реформ более чем в два раза сократилось поголовье крупного рогатого скота, с 24 млн. голов в 1990 г. до 10,6 млн. в 2000 г.

Заметно ухудшился рацион питания граждан, в котором резко убавилось потребление высококачественных продуктов, и особенно мяса. Среднедушевое потребление мяса уменьшилось в 2,5 раза: в 1990 г. -68 кг, в 2001 г. - менее 30 кг.

Существенное ухудшение рациона питания - свидетельство скрытого голода, вызывающего болезни и преждевременную смерть. Ежегодное сокращение численности населения в Украине превышает 350 тыс человек. Становится очевидным, что «демократические» правители ме

тодично осуществляют геноцид собственного народа. Так реализуются установки Запада (Римского клуба) о доведении численности населения в Украине до 10-15 млн. человек.

Манипуляторы сознанием, действуя по принципу «держи вора», ловко переадресовывают свою вину на Россию и русских, формируют в лице братского русского народа образ врага.

Таким образом, миф о «голодоморе» продолжает оставаться в обойме информационно-диверсионных средств на новом витке «холодной войны», направленной уже против России, всей славянской (православной) цивилизации, представляющей главное препятствие по перекройке политической карты мира и установления неофашистского миропорядка.

Традиционно оруженосцами глобалистов выступают украинские (га-лицийские) националисты. Заслуживает внимания откровенное заявление З.Бжезинского на закрытом заседании американо-украинского совещательного комитета по случаю присвоения ему звания «Почетный гражданин Львова». «Новый мировой порядок при гегемонии США, -заявил Бжезинский, - создается против России, за счет России и на обломках России.

Украина - это форпост Запада против восстановления Советского Союза».43

Творцы нового мирового порядка, используя прислужничество «оранжевого» правительства, торопятся втянуть Украину в НАТО. И если такое свершится, то Украина окончательно лишится остатков своего суверенитета, превратится в полуколонию стран «золотого миллиарда» и плацдарм для борьбы против России. Угроза, нависшая над нами, реальна, но, к сожалению, она еще недостаточно осознается нашими гражданами. Время, в котором мы живем, судьбоносное. Оно требует от нас ответственного отношения к урокам отечественной истории.

Всегда, когда нарушалось славянское единство, народ был обречен на неудачу. К примеру, поражение в битве с татаромонголами и золотоордын-ский гнет, длившиеся почти три века, следствие раздробленности Киевской Руси. В начале XIII века, накануне нашествия Батыя, существовало 50 «самостийных» княжеств, а в XIV веке их количество достигло 250.

Однако есть исторические примеры другого, противоположного свойства, ставшие путеводной звездой для наших народов. К знаковым образцам этого ряда событий относится Грюнвальдская битва (1410 г.), > которой были разгромлены вдохновляемые Ватиканом немецкие псы-эьщари и вооруженные формирования других европейских стран. Успех эших предков в сражении, названном Битвой народов, на несколько веков отбил охоту у европейских экспансионистов вторгаться в пределы славянских стран. Но наиболее яркой и поучительной для нас стала Великая Отечественная война против гитлеровской Германии. Весьма примечательна стратегическая цель фашистов, которую Геббельс сформулировал так: «Россия будет расчленена на составные части, нельзя больше терпеть на Востоке единого гигантского государства». (Как видим, цели идеолога нацистов Геббельса в прошлом и идеолога геостратегов США сегодня тождественны.)

Решающим источником срыва экспансионистских планов нацистов и разгрома объединенного блока фашистских государств во главе с гитлеровской Германией стала дружба народов Советского Союза.

Пора извлечь урок из отечественной истории. Ведь только тот народ имеет будущее, который не забывает своей истории, своих друзей и недругов. Память о прошлом, свободная от мифов, внедряемых манипуляторами сознания, избавит нас от опасности повторно наступить на одни и те же исторические грабли.

Рецензенты:кандидат философских наук, доцент Арестов В.Н. кандидат философских наук, доцент Войцеховский А.А.

Источники:

Широнин В. КГБ-ЦРУ. Секретные пружины перестройки. - М.,1997. - с. 80.

Бердник М. О голоде и жертвах // 2000. - Еженедельник, 2006, 27 января.

Бердник М. Голодомор как элемент «нащетворення» // 2000. -Еженедельник, 2005, 23-29 декабря.

Соловей Д. Голгота Украши. Ч. 1. - Дрогобич. 1993.

Бердник М. Голодомор как элемент «нащетворення» // 2000. - Еженедельник, 2005, 23-29 декабря.

Там же.

Там же.

Бердник М. О голоде и жертвах // 2000. - Еженедельник, 2006, 27 января.

Там же.

Обозреватель, 2003, 26 ноября; 2000. - Еженедельник. - 2005,23-29 декабря.

2000. - Еженедельник. 2006. - 27 января.

ЦГАВОВУУ,.Ф. 3833, оп. 3, д. 7, с. 5-6; Документы изобличают. - К., 2005. -с. 92.

Панченко П.П., Вiвчарик М.М. Смертю смерть подолали. Голодомор в Украiнi 1932 - 1933. - К., 2003. - с. 48.

Даниленко В., Гузенков М., Колодяжный Н.Н. История Украины: Учебное пособие для 10 класса - Запорожье, 2003. - с. 175.

Там же. - С.358-359.

Арин О.Письма из Ванкувера//Коммунист, 1977, № 31 (176) июнь.

Госархив РФ, Ф.9479, оп. 1, д. 89, л.л.205, 216.

Берник М. О голоде и жертвах.// 2000. Еженедельник. 2006, 27 января.

Там же.

Бабурин А., Никоноров В. Голод в Украине 1932-1933 г.г. Кто виноват?// Коммунист, 1997, № 31 (176), июнь.

Арин О. Письма из Ванкувера // Коммунист 1997, № 31 (176), липень .

Голод 1932-1933 pp. на Украiнi: очима iсториив, мовою документа. - С. 376-380; Комунiст, 2005, 9 декабря.

Голод 1932 - 1933 роив на Украiнi: очима iсториив, мовою документа. - К., 1990. - С. 375-376.

Там же. - с. 484-485.

Товарищ, 1993, № 42 (62), декабрь.

Арин О.Письма из Ванкувера // Коммунист 1997, № 31 (176), липень.

История Украинской ССР. - К., 1969, т. 2. - с. 257, 279.

Ленин В.И. ПСС, Т. 37. - с. 176.

Iсторiя Украши: Курс лекцii у 2 томах. - К., 1992, Т. 2. - с. 272-279.

Голод 1932 - 1933 рокiв на Украiнi: очима iсторикiв, мовою документiв. - К., 1990. - С. 524-525.

Там же.

Там же.

Ленин В.И. ПСС, Т. 39. - с. 277.

Анисин Н. Звонок от Сталина. Глава из новой книги // Что делать, 2004, № 5 (57).

История КПСС. - М., 1971, Т. 4. - с. 62.

Сталин И.В. Соч., Т. 12. - с. 191-199.

История КПСС. - с. 67.

Там же. - с. 373.

Там же, Т.5. -с. 491.

Яцко Б.А. Правда и ложь о партизанском движении на Украине в годы Великой Отечественной войны. - К., 2005. - с. 32.

Чайковський А.С. Невщома вшна. - К., 1994. - с. 241.

Назаренко М. Интервью академика П.Толочко // «Бульвар Гордона», 2006, № 10 (46) март.

Дуэль, 1999, № 5, февраль.


See also:
Для студента
Похожие записи

Комментарии закрыты.