Миф о благородном степном рыцаре Святославе

20 Февраль 2014 →

Заглавие статьиМиф о благородном степном рыцаре Святославе

Автор(ы)Е. Н. Шумилов

ИсточникВопросы истории, № 12, Декабрь 2010, C. 144-146

РубрикаЛЮДИ. СОБЫТИЯ. ФАКТЫ

Место изданияМосква, Россия

Объем10.0 Kbytes

Количество слов1345

Постоянный адрес статьиhttp://www.ebiblioteka.ru/browse/doc/23152987

Миф о благородном степном рыцаре Святославе

Автор: Е. Н. Шумилов

В отечественной историографии сложилось представление о киевском князе Святославе Игоревиче (942 - 972 гг.) как талантливом полководце и благородном степном рыцаре. Согласно Повести временных лет (ПВЛ), он был "храбр, и ходил легко как пардус [гепард], и много воевал, не возил за собою ни возов, ни котлов, не варил мяса, но, тонко нарезав конину, или зверину, или говядину и зажарив на углях, так ел; не имел он шатра, но спал, постилая потник с седлом в головах, - такими же были и все остальные его воины. И посылал в иные земли со словами: "Хочу на вас идти""1. Насколько эти сведения соответствуют действительности, был ли в реальности князь Святослав талантливым полководцем и степным рыцарем, вопрос непростой.

Святослав остался без отца в двухлетнем возрасте. Регентшей и фактической правительницей Руси стала его мать княгиня Ольга. Она сразу же приступила к действиям: наказала убийц князя Игоря, упорядочила сбор дани - полюдья, наладила торговый путь из исламского Востока в Северную Европу через Тимерево, Новгород и Лугу. Но основные свои усилия Ольга сосредоточила на приобщении Руси к новой религии - христианству, с тем чтобы стать благодаря этому равной византийским императорам. Для этого она в 957 г. побывала в Константинополе и приняла крещение, но цели не достигла2.

Тем временем сын воспитывался в языческой дружинной среде, чуждой преобразованиям княгини-регентши, все у них было подчинено одному - военному ремеслу. Но с приходом к власти Ольги военные походы русов прекратились, а дружинникам приходилось лишь участвовать в сборе дани со славян и в качестве военного эскорта сопровождать "живой товар" - славян на невольничьи рынки Византии3.

Такая деятельность тяготила дружину, горевшую желанием отомстить вероломным волжским булгарам, буртасам и хазарам за поражение, нанесенное ей ранее, в 943 - 944 годах. Удобный случай представился в 962 году. Для крещения Руси Ольга пригласила на этот раз в Киев немецкого епископа Адальберта. Действия Адальберта вызвали в дружинной среде недовольство, и состоялся военный переворот, в результате которого Ольга была отстранена от власти4. Новым правителем Руси дружина объявила 20-летнего Святослава.

Святослав не имел опыта ведения военных действий и вел себя не как стратег, а как самоуверенный юнец. Отсюда его странное предупреждение противника: "Хочу на вас идти". Ни один, даже очень опытный полководец, заинтересованный в разгроме врага, не будет предупреждать его о своем приближении, пренебрегая преимуществом внезапности. Предупреждение может выглядеть лишь демонстрацией силы.

Применительно же к Святославу подобный способ действий свидетельствует в первую очередь о его небольшом уме и самоуверенности.

Первый крупный поход Святослава был направлен против хазар и был предпринят, судя по маршруту, на судах. Целью похода 965 года было, скорее всего, наказание хазар и восстановление прежнего торгового пути на исламский Восток через земли Хазарии. Хазарский правитель, вовремя осведомленный о появлении войска Святослава (возможно, что это сделал сам князь), подготовился к встрече. В самом уязвимом для русов месте - при переходе с Дона на Волгу - их уже ждали. Сражение произошло у хазарской крепости Саркел (Белая Вежа). Согласно ПВЛ, Святослав победил и взял Белую Вежу5. Однако последующие действия русского князя с этим не согласуются. Русы потерпели поражение и вынуждены были вернуться на родину более коротким путем - по реке Дон. По пути следования они как бы мимоходом ограбили проживавших здесь ясов - подданных хазаров.

Более успешной оказалась война с Болгарией, в ходе которой Святослав по указке Византии разгромил в августе 968 г. болгарское войско6. Легкая победа вскружила голову князю, он вознамерился поселиться на болгарской земле, что не устраивало византийцев. Борьба Святослава с греками, начавшаяся успешно в 969 г., закончилась поражением русов весной 970 г. при Аркадиополе, а затем полной утратой ими завоеванных ранее болгарских земель7.

Военное поражение русов объяснялось рядом условий. У них было несовершенное вооружение, в частности, неудобные щиты. Большие, в виде опрокинутой капли, щиты норманнского типа были хороши при отступлении (их сдвигали на спину). Но они становились малоэффективными в борьбе с конницей и в рукопашной схватке. После возвращения с Балкан русы сделали соответствующие выводы: каплевидные щиты заменили на круглые. Сказалось и отсутствие регулярной конницы, а также предательство христиан-русов и болгар, осведомлявших византийцев о том, что происходило в русском лагере. Ошибочную политику проводили русы по отношению к болгарам: они рассматривали их как порабощенное население8.

От походов Святослава на Балканы выиграли лишь греки. Разгром болгар, учиненный русами, ослабил Болгарию и привел к ее полной зависимости от Византии9. Для русов последствия двух балканских войн оказались весьма плачевными. Не добившись ничего, они потеряли значительную часть опытных воинов.

Примечательно, что практически все походы русов и лично Святослава предпринимались на судах. Даже при встрече с византийским императором Иоанном Цимисхием Святослав сидел в ладье, тогда как император был на коне10. И при возвращении с Балкан домой Святослав предпочел коню судно, а всадником он предстал лишь в двух случаях: когда он в двухлетнем возрасте "воевал" с древлянами и когда он вернулся в Киев, узнав о нападении на него печенегов11, а значит миф о Святославе как степном рыцаре несостоятелен.

Нет на его счету и значительных блестящих побед, свидетельствующих о большом полководческом таланте - он был обычным военачальником. План князя обосноваться на постоянное местожительство в Болгарии в городе Переяславце не свидетельствует о его дальновидности и государственном уме. И без этого в Болгарию и далее на Балканы поступали из Руси меха, воск, мед и рабы-славяне. При этом сами болгары не желали видеть у себя такого правителя и постарались от него избавиться, предупредив печенегов о появлении Святослава весной 972 г. у днепровских порогов с награбленным у них добром12. Болгары отомстили Святославу за совершенные им злодеяния в Болгарии. Нет никаких сведений и о действиях Святослава в степной зоне, кроме похода на хазар.

Вторая крупная военная экспедиция русов была направлена против волжских булгар, буртасов и хазар. Поход был проведен в 968 - 969 гг. и проходил по иному, чем в 965 г., маршруту, но вновь на судах. Святослав в это время находился в дунайской Болгарии и карательную экспедицию возглавлял кто-то из его доверенных лиц, возможно, это был его старший брат Улеб (Глеб), рожденный от другой матери. По пути русы разграбили земли своих обидчиков, а затем вышли в Черное море и, скорее всего, соединились с войском Святослава, действовавшим на Балканах. По данным арабского географа и путешественника Ибн-Хаукаля, русы "ограбили Болгар, Хаза-ран, Итиль и Семендер. Русы разрушили все это и разграбили все, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итиле"13.

Однако здесь допущено явное преувеличение: русы, двигавшиеся на судах, не могли значительно удаляться от водных путей и потому разграбить "все". Наибольший ущерб понесла Хазария: были уничтожены ее города, расположенные на Волге и Северном Кавказе. После этого Хазария, по существу, превратилась в кочевое государство. На Северном Кавказе возникло независимое от хазар государство кавказских ясов - Алания. Ослабление Буртассии поставило ее в дальнейшем в зависимость от Волжской Булгарии.

Для булгар поход русов имел как негативные, так и позитивные последствия. В Волжской Булгарии тогда существовали два политических центра: Сувар и Биляр (Булгар) со своими правителями и монетными дворами14. Они соперничали между собою. Разгром русами прибрежных территорий способствовал централизации Булгарии под эгидой Биляра (Булгара), располагавшегося в центре булгарских земель. Для Киевской же Руси последствия были, скорее, отрицательными: торговый путь из исламского Востока в Северную Европу, восстановленный княгиней Ольгой, был окончательно нарушен. В целом, десятилетнее правление Святослава было временем политических и отчасти военных неудач.

Миф о Святославе, как выдающемся полководце, был создан, скорее всего, в его дружинном окружении. Святослав в отличие от своего родича (шурина) Добрыни не стал героем русских былин, хотя все предпосылки, если верить летописцу, для этого были.

Примечания

1. ПВЛ. Т. 1. СПб. 1997, с. 113.

2. РАПОВ О. М. Русская церковь в IX - первой трети XII в. М. 1988, с. 163, 176.

3. КОНСТАНТИН БАГРЯНОРОДНЫЙ. Об управлении империей. М. 1989, с. 49.

4. РАПОВ О. М. Ук. соч., с. 177 - 179.

5. ПВЛ, с. 115.

6. ЛЕВ ДИАКОН. История. М. 1988, с. 121.

7. Там же, с. 201 - 202.

8. Там же, с. 58, 79.

9. Там же, с. 215.

10. Там же, с. 82.

11. ПВЛ, с. 117.

12. Там же, с. 123.

13. ГАРКАВИ А. Я. Сказания мусульманских писателей о славянах и руссах. СПб. 1870, с. 220.

14. ХАЛИКОВ А. Х. Татарский народ и его предки. Казань. 1989, с. 97 - 98.




See also:
Для студента
Похожие записи

Комментарии закрыты.