Хогган – Миф о шести миллионах

20 Февраль 2014 →

Дэвид Хогган

Миф о шести миллионах

Предлагаемая читателю работа является первой англоязычной книгой, опровергающей "холокост" — истребление шести миллионов евреев, якобы имевшее место в Германии в годы Второй мировой войны. Она была напечатана в 1965 г. под названием "The Myth of the Six Million" и представляет собой сжатый и в то же время ценный обзор темы холокоста. На основании сугубо научного подхода и множества литературы автор убедительно доказывает, что мы имеем дело с грубой фальсификацией и невиданным заговором.

Со дня своего опубликования книга "Миф о шести миллионах" вызвала споры и жаркие дискуссии. Профессор истории в Стэнфордском университете Дэвид Л. Хогган, автор этой работы во время ее написания, сначала отказался указать свое имя в рукописи, опасаясь преследований, связанных с профессиональной деятельностью. Поэтому оригинальный текст был впервые опубликован с подписью "Anonymous" (Безымянный). Некоторые издатели посчитали книгу "слишком горячей, чтобы держать ее в руках" и отказывались издавать ее.

Что же, настолько «опасное», содержится в этой книге? Чтобы получить ответ, предлагаем вам заглянуть внутрь. Но помните, что одним из самых серьезных преступлений, которое историк может совершить в нашем 21 веке, является ГУЛАГ мнений — "отрицание Холокоста". В случаях, когда подсудимый обвиняется в этом преступлении, по мнению судей и прокуроров "истина не является защитой". Остерегайтесь: эта книга может превратить Вас в "отрицателя холокоста", поскольку Вы станете свидетелем того, как "миф о шести миллионах" будет извлечен на свет честной истории.

Профессор Дэвид Л. Хогган затрагивает такие политически некорректные темы, как настоящие чувства Гитлера к евреям; воспоминания евреев о лагерях; воспоминания коменданта Освенцима Хесса; фактическая деятельность оперативных групп (айнзатцгрупп); полумифическая Ванзейская конференция; ненадежность признаний, полученных под пытками; факты о холокосте; реальная оценка лагерей Красным Крестом; Адольф Эйхман; легенды о порочности Гитлера; и многое другое.

Об авторе

Выдающийся американский исследователь Дэвид Лесли Хогган (David Leslie Hoggan) принадлежит к плеяде историков, разделяющих нестандартный взгляд на события Второй мировой войны. Д. Хогган родился 23 марта 1923 г. в Портленде, штат Орегон. В 1948 г. окончил Гарвардский университет, защитив докторскую диссертацию на тему германо-польских отношений 1938–1939 годов.

Самой известной книгой Хоггана является "Вынужденная война" ("The Forced War"). История этой книги весьма удивительна. Этот объёмистый труд был впервые опубликован в Западной Германии в 1961 г. под названием "Der erzwungene Krieg" и сразу же привлёк внимание широкой общественности. В своей работе автор показал, что главную ответственность за развязывание Второй мировой войны несёт не Адольф Гитлер, а руководители Великобритании и Польши. Помимо прочего, Хогган близко рассмотрел притеснения немецкого этнического меньшинства в Польше, что сыграло важную роль в решении Гитлера вступить в войну с польским государством.

В 1964 г. вокруг этой книги разразился скандал, когда западногерманские организации правого толка присудили Д. Хоггану премии, носившие имена самого известного немецкого историка Леопольда фон Ранке и одного из самых дерзких немецких гуманистов Ульриха фон Гуттена. Тут же последовала реакция со стороны исторических и правящих кругов. Влиятельный еженедельник "Берлинер тагесшпигель" напечатал на первой странице разгромную статью, в которой обвинил Хоггана в "извращении истории" и попытке создания "нового исторического мифа". Союз немецких авторов и исполнительный орган Совета немецких профсоюзов поддержали газету, а тогдашний министр внутренних дел Западной Германии выступил в бундестаге и охарактеризовал премии как "вопиющую наглость" со стороны праворадикальных групп, пообещав провести расследование. В конце концов, правительство Баден-Вюртемберга отказало в разрешении на проведение презентации Премии Гуттена, планировавшейся в Гейдельбергском замке, а Баварское бюро государственных дворцов, садов и озёр постановило, что Мюнхенская резиденция не может быть использована для приёма в честь автора.

Несмотря на всю травлю, "Der Erzwungene Krieg" выдержала более чем 13 переизданий и была продана в количестве свыше 50 тысяч экземпляров.

Вот как отзывается о книге "Вынужденная война" видный ревизионист Гарри Элмер Барнс:

"Она представляет собой не только первое доскональное исследование сил, ответственных за развязывание Второй мировой войны, но и, вероятнее всего, останется окончательной ревизионистской работой на эту тему на долгие годы".

Д. Хогган напечатал множество исследовательских трудов о Второй мировой войне как на английском, так и на немецком языках. 7 августа 1988 года в результате сердечного приступа Дэвид Хогган скончался. IX конференция Института по пересмотру истории (Institute for Historical Review), прошедшая в 1989 году, была посвящена его памяти.

Предлагаемая читателю работа является первой англоязычной книгой, опровергающей "холокост" — истребление шести миллионов евреев, якобы имевшее место в Германии в годы Второй мировой войны. Она была напечатана в 1965 г. под названием "The Myth of the Six Million" и представляет собой сжатый и в то же время ценный обзор темы холокоста. На основании сугубо научного подхода и множества литературы автор убедительно доказывает, что мы имеем дело с грубой фальсификацией и невиданным заговором. На русском языке публикуется впервые.

Питер Хедрук

1. Отношение Адольфа Гитлера и национал-социалистов к евреям

30 января 1933 года Адольф Гитлер был назначен канцлером разгромленной, раздробленной и голодающей Германии президентом Полем фон Гинденбургом. Евреи во всём мире открыто заявили, что находятся в ужасе от известия об этом событии. Было также очевидно, что кампания против всё ещё непопулярных немцев по еврейскому вопросу вполне может быть использована для выдвижения позиций мирового еврейства. Двадцать лет спустя это вылилось в дело такого размаха, какое мало кто из евреев мог в своё время предвидеть. 11 апреля 1953 г. доктор Макс Нуссбаум (Max Nussbaum), бывший главный раввин еврейской общины в Берлине, заявил:

"Несмотря на гигантские потери, позиции, которые еврейский народ занимает сегодня в мире, в десять раз сильнее тех позиций, которые он занимал двадцать лет назад".

Лидеры современного германского рейха — с момента его основания в 1871 г. и до назначения Гитлера в 1933 г. — были, как правило, дружественны по отношению к евреям. Гитлер же был открыто враждебен к любому проявлению еврейского влияния в Германии. "Неизменяемая" программа его Национал-социалистической партии, впервые провозглашённая в Мюнхене 24 февраля 1920 г., поддерживала отмену уступок, предоставленных немецким евреям в различных германских государствах в период с 1812 по 1848 годы. Эти уступки сделали немецких евреев полностью равными в правах с немцами во всех отношениях. Гитлер был полон решимости повернуть стрелки часов вспять в том, что касается обращения с евреями в Германии. Его позиция в отношении евреев сильно напоминает ту, что имели Мартин Лютер — "Von den Juden und ihrer Luegen" ("О евреях и их обманах", Виттенбург, 1543) и Генрих Трейчке (Heinrich von Treitschke) — "Ein Wort ueber unser Judenthum" ("Слово о нашем еврействе", Берлин, 1880). Назначение Гитлера канцлером в правительственной коалиции с консервативной Немецкой национальной народной партией позволило ему сделать гигантский шаг к положению, в котором его воля могла стать законом во всех вопросах, затрагивающих немецких евреев.

Открытая борьба Гитлера с евреями началась в тот момент, когда в 1919 г. он вступил в крохотную антиеврейскую Национал-социалистическую партию. Он стал ведущим кандидатом на немецкой политической арене после того, как на немецких национальных выборах в сентябре 1930 г. его партия получила в рейхстаге 107 мест. В 1933 г. эта борьба вступила в решающую фазу. В Германии проживало приблизительно 500 тысяч евреев, когда в январе 1933 года Гитлер стал канцлером.

2. Ограничения в правах, наложенные на евреев национал-социализмом

Первой крупной директивой против евреев — после однодневного бойкота от 1 апреля 1933 года — стал закон от 7 апреля 1933 года, который требовал увольнение евреев с государственной службы и освобождение от университетских должностей. Вплоть до 1939 г. этот закон не был полностью осуществлён на практике, хотя к концу 1933 г. многие служащие и учителя были отправлены на пенсию. В 1939 г. евреи всё ещё работали в немецкой журналистике и издательствах, но в 1936 г. от них было потребовано, чтобы они продали всю свою долю финансового контроля над немецкими газетами, издательствами и киноиндустрией на основе чрезвычайного указа о прессе, изданного президентом Гинденбургом 1 марта 1933 г. согласно 48-й статье Веймарской конституции.

Вне всякого сомнения, самый фундаментальный законопроект Национал-социалистической партии, направленный против евреев, был принят рейхстагом на заседании в Нюрнберге от 15 сентября 1935 года. Эти знаменитые Нюрнбергские законы включали в себя закон о гражданстве и закон о защите немецкой крови и чести. Евреями были осторожно определены лица с четырьмя или тремя еврейскими дедушками и бабушками или лица с двумя еврейскими дедушками и бабушками, исповедующие иудаизм или состоящие в браке с евреем. Этот законопроект лишал евреев немецкого гражданства и права выступать под немецкими знамёнами, он запрещал евреям вступать в брак с немецкими гражданами, а также предусматривал, что сексуальная связь между евреями и немецкими гражданами является уголовным преступлением. Евреям не разрешалось нанимать немецких служанок моложе сорока пяти лет. Дополнительный закон от 6 июля 1938 г. разрешал развод исключительно на расовой почве.

Следует отметить, что в 1938 г. изоляция евреев всё ещё ограничивалась запретом на половые отношения, увольнением евреев с университетских должностей и с государственной службы и запретом на владение информационной масс-медией. Евреям разрешалось управлять и владеть бизнесом, пользоваться коммунальными услугами в сферах отдыха, культуры и транспортных средств, заниматься такими профессиями, как медицина и юриспруденция, поступать на обычную службу и путешествовать за границу. Что интересно, множество тысяч евреев по-прежнему жили спокойной жизнью и работали в немецком обществе в 1945 году, когда их страна была оккупирована союзническими войсками.

Хотя политика национал-социалистов и состояла в том, чтобы заставить евреев уехать из Германии, всё же были приняты весьма либеральные меры, позволяющие уезжающим евреям брать с собой значительную долю их имущества. Ещё легче было переслать или взять с собой деньги, полученные от продажи имущества, чем брать наличные деньги. Миллиарды марок были переведены в Палестину; согласно Гаварскому соглашению (Havarah agreement) не существовало никаких ограничений.

3. Основы антиеврейской политики национал-социализма, изложенные Бруно Аманном

Официальное отношение национал-социалистов к евреям с 1933 года до начала Второй мировой войны лучше всего было подытожено Бруно Аманном в книге "Das Weltbild des Judentunis: Grundlagen des voelkischen Antisemitismus" ("Картина мирового еврейства: основы народного антисемитизма", Вена, 1939). Национал-социалистическую революцию 1933 года Аманн изображает как начало новой эпохи для Германии, основанной на демократическом принципе общности всей нации и противопоставленной классовым барьерам прошлого. Большинство евреев он обвиняет в том, что после Первой мировой войны они являются крайне нелояльным, алчным и упадочническим элементом в немецкой культуре.

Аманн решительно отвергает тезис Ницше о том, что христианство является кульминацией еврейской традиции. Он с большой убедительностью доказывает, что христианство, напротив, является конечным уходом от еврейского понятия об "избранном народе". Он отмечает полемику многочисленных пропагандистов, враждебных Германии, о том, что Гитлер стремится сделать "избранный народ" из немцев. Аманн отвергает это и настаивает на единой общности европейской культуры. Он высказывает мысль, что подлинная христианская традиция призывает всех европейцев сохранять как предусмотрительную враждебность, так и необходимый защитный фронт против евреев.

Аманн полагает, что рабочие силы в остальных европейских странах в конце концов породят у себя похожее отношение к еврейскому вопросу. Тем временем Германия разорвала хватку "чужой и агрессивной еврейской алчности над своим духовным и материальным наследием". Аманн упорно настаивает на том, что меры, принятые против немецких евреев в 1939 году, пригодны на все времена для защиты немецких интересов.

Евреи были потрясены новыми доктринами и понятиями не менее, чем сама Германия. Аманн рассматривает еврейский народ, будучи расколотым на сторонников ассимиляции и более современных сионистов, но он не верит в то, что так уж трудно предсказать окончательный и полный триумф сионизма. У национал-социализма и сионизма существовало естественное единство интересов в отклонении ассимиляции евреев. И это происходило по той причине, что немецкие власти были готовы полностью сотрудничать с сионистами в организации концентрации еврейского населения на определённых территориях. Сионизм был порождён современными национальными движениями в Восточной Европе в контексте особой еврейской традиции, а национал-социализм был порождён политическим, экономическим и военным крахом Германии в Первой мировой войне.

Начало еврейской эмансипации в Европе Аманн прослеживает от первых актов об эмансипации, изданных в революционной Франции в 1791 г. Эти акты он рассматривает как начало серьёзной угрозы для европейской цивилизации. Особое внимание он уделяет тщательному исследованию сторонников эмансипации в Германии, начиная с Лессинга и кончая полной реализацией самой эмансипации в 1848 г. Аманн утверждает, что евреи обеспечили себе преобладающую позицию в Германии к началу Первой мировой войны, но добавляет, что этой влиятельной позиции, скорее всего, не был бы брошен серьёзный вызов, если бы в 1918 г. она не привела к поражению Германии. Отличные по своей сути обстоятельства, ограничивающие позиции евреев в разных странах, рассматриваются Аманном как важный предмет для исследований в рамках Департамента по еврейскому вопросу в сотрудничестве с Государственным институтом истории.

Аманн признавал существование в 1939 г. широкой всемирной симпатии к ущемляемым в Германии евреям. Это имело место из-за явной солидарности интересов между либеральными евреями и их сторонниками на Западе — с одной стороны и большевистским еврейством на Востоке — с другой. Как на Востоке, так и на Западе на Советский Союз смотрели с особой симпатией за то, что в 1917 году он разрушил антиеврейский царский колосс и заменил его режимом, в котором еврейское влияние было крупнее, чем в любой другой стране мира. В революционном союзе этих восточных и западных сил против Германии Аманн видел постоянную угрозу миру. Более просвещённая позиция в отношении еврейской угрозы на Западе могла быть единственным способом в обозримом будущем для преодоления этой опасности. Аманн и не подозревал, что традиционные британские расчёты равновесия сил воспользуются существующим настроением для порождения в ближайшем будущем страшной войны, которой он так опасался.

Книга Аманна не содержит вульгарной антиеврейской пропаганды. Она-то как раз ни коим образом не доказывает необходимости антиеврейской политики, а напротив, принимает эту необходимость как некий трюизм, основанный на старых установленных традициях. Этим традициям, разумеется, было придано особое значение в эпохе распространяющегося коммунизма. Книга Аманна была гораздо более типична для официального немецкого отношения к евреям при Гитлере, нежели чудаковатые высказывания самозванного индивидуалиста из Нюрнберга, гауляйтера Франконии Юлиуса Штрейхера (Julius Streicher) в его сенсационной газете "Дер штюрмер" ("Der Stürmer"). Это была единственная газета подобного рода во всей Германии. В 1939 году она была закрыта немецким правительством. "Дер штюрмер" содержал множество грубого юмора, карикатур и призывов к старым предубеждениям. Тем не менее, Соединённым Штатам, Великобритании и Франции не может быть ни малейшего оправдания сотрудничеству с Советским Союзом в Нюрнберге в 1946 г., когда они добились казни Штрейхера. На то время Советский Союз был единственной страной в мире, в которой высказывание антиеврейских идей считалось тяжким преступлением.

4. Три периода обращения национал-социалистов с евреями до Второй мировой войны

Обращение национал-социалистов с немецкими евреями до начала Второй мировой войны должно быть разделено на три основных периода, из которых второй, вне всякого сомнения, является самым важным. Эти периоды включают в себя:

1) временами беспокойные дни в период от назначения Гитлера канцлером до чистки Национал-социалистической партии 30 июня 1934 г.;

2) последующий период, вплоть до дополнительных мер, принятых после убийства Эрнста фон Рата (Ernst von Rath) в ноябре 1938 г. и

3) период от ноября 1938 г. до начала войны в 1939 г.

Второй период выделяется Нюрнбергскими законами от 15 сентября 1935 г., которые лишали евреев статуса гражданина и запрещали сексуальные и супружеские отношения между ними и немецкими гражданами.

Во время первого периода имели место случайные проявления публичного насилия, включающие евреев — хотя никто из евреев, что интересно, не был убит; весьма значительное число евреев было арестовано за марксистскую деятельность и на короткий срок отправлено в концентрационные лагеря. В течение второго периода, с 1934 г. по 1938 г., численность концлагерей (согласно Джеральду Райтлингеру (Gerald Reitlinger), "The SS: Alibi of a Nation" ("СС: Алиби нации", Лондон, 1956, стр. 253)) редко превышала 20 тысяч по всей Германии, а число евреев в лагерях никогда не превышало 3 тысяч. Во время третьего периода, в котором было принято несколько новых мер против евреев, численность концлагерей оставалась практически неизменной. Во время первого и, особенно, третьего периода наблюдался массовый исход евреев из Германии; во время второго периода еврейское население оставалось на удивление постоянным, в то время как из Польши уехало гораздо более крупное число евреев.

Книга "Der Gelbe Fleck: die Ausrottung von 500,000 deutschen Juden" ("Жёлтое пятно: уничтожение 500 тысяч немецких евреев", Париж, 1936) под авторством Лиона Фейхтвангера (Lion Feuchtwanger) и др. представляет типичные для второго периода усилия по мобилизации сил еврейской пропаганды против Германии. Жёлтое пятно на чёрном фоне было средневековым обозначением еврейских домов и учреждений; часть названия книги происходит из этого источника. Другая её часть, относительно так называемой компании по уничтожению, описывается с первых же страниц. Следует отметить, что евреи-противники национал-социализма с самого же начала заявили, что уже сами по себе меры по дискриминации евреев равнозначны их уничтожению или истреблению. Термин "геноцид" был введён профессором Рафаэлем Лемкином (Rafael Lemkin) только после битвы под Сталинградом в 1943 году.

В "Жёлтом пятне" так называемое уничтожение преподносится несколькими различными способами. С одной стороны, обычная эмиграция немецких евреев рассматривается как истребление — по крайней мере, в переносном смысле этого слова. С другой стороны, приводятся зловещие слухи о том, что в случае иностранной агрессии против Германии, будет проведён в ответ гигантский ветхозаветный Пурим [Пурим — еврейский праздник, отмечаемый 14 и 15 месяца адара в память об избавлении евреев от полного избиения, задуманного Аманом — прим. пер.] и что в этом случае на всеобщее обозрение будут выставлены трупы евреев. Существующие концлагеря также преподносятся как потенциальный инструмент для уничтожения. Заключительная часть книги содержит список заключённых, якобы умерших в лагерях. Особое примечание делается для заявления, что в 1936 году 100 евреев по-прежнему содержатся в Дахау, 60 из которых находятся там с 1933 г.

Национал-социалистическую кампанию против евреев авторы называют бессовестным, макиявеллиевским манёвром по созданию рабочих мест для верных последователей-коричневорубашечников [Коричневорубашечники — прозвище штурмовиков, носивших униформу коричневого цвета — прим. пер.]. Они утверждали, словно догму, что Гитлер с минуты на минуту намеревается начать "империалистическую войну" (обратите внимание на марксистскую терминологию!), когда он наконец сможет выполнить свою внутреннюю программу — явно за счёт евреев, — ради которой он пожертвует людьми. Большинство немецкого народа описывалось дружественно настроенным к евреям вопреки Гитлеру и считалось, что по-настоящему верных немецких евреев заставили уйти в оппозицию с помощью предпринятых против них мер.

Много шума было поднято по поводу субботы 1 апреля 1933 года — национал-социалистического бойкота против евреев, который на самом деле являлся ответом на еврейские бойкоты, направленные против Германии и прошедшие в Нью-Йорке и Лондоне в предыдущие месяцы. Этот бойкот изображался как прелюдия к постоянной политике удушения. Рост браков между немцами и немецкими евреями, якобы имевший место в 1934 г., рассматривался как главная причина для обнародования Нюренбергских законов уже в 1935 г. Нюрнбергские законы преподносились как защита государством своей непопулярной политики.

Эта история про еврейские жалобы на Германию, имевшие место перед Второй мировой войной, была основательно дополнена — для того, чтобы покрыть весь период — книгой Ф. Р. Брененфельда (F. R. Brenenfeld) "The Germans and the Jews" ("Немцы и евреи", Нью-Йорк, 1939). Особое значение в ней придаётся экономической и социальной дискриминации евреев и якобы плохому обращению с узниками концентрационных лагерей, из которых евреи всегда бесспорно составляли меньшинство.

Более поздний еврейский историк Т. Л. Ярман (T. L. Jarman) в книге "The Rise and Fall of Nazi Germany" ("Взлёт и падение нацистской Германии", Нью-Йорк, 1956) отмечает, что в начале Второй мировой войны у немцев было всего лишь шесть концлагерей — Дахау, Заксенхаузен, Бухенвальд, Маутхаузен, Флоссенбюрг и Равенсбрюк. В лагерях находилась 21 тысяча заключённых, из которых евреи составляли менее 3 тысяч. Ярман обращает внимание на то, что при национал-социалистах терроризм оставался на заднем плане, в отличие от России. Ярман добавляет, что "в 1933–1939 годы Германия до известной степени была открытой страной — такой, какой Советская Россия никогда не была" (стр. 187). Ярман полагает, что немцы поступили "глупо", позволив "втянуть себя в войну" в 1939 году — так же как и в 1914 году, когда они потеряли всё и не приобрели ничего. Стоит отметить, что такая трактовка стала возможной из-за того, что террористический советский режим был намного популярней на Западе, чем гораздо более мягкая немецкая система.

С течением времени становилось всё более и более сомнительным, что ранние заверения президента Рузвельта, данные германским лидерам по поводу еврейского вопроса, будут соблюдены. 6 мая 1933 г. Рузвельт заявил президенту немецкого рейхсбанка Ялмару Шахту (Hjalmar Schacht), что лично он не питает особой симпатии к евреям, но из-за "старого англосаксонского понятия о благородстве по отношению к слабому" существовала опасность испортить германо-американские отношения. Тем не менее, Рузвельт заверил Шахта, что "этот барьер будет преодолён" без длительного разрыва в германо-американских отношениях. 12 мая 1933 г. Шахт встретился с нью-йоркскими евреями и предупредил их о том, что продолжающееся давление извне может ухудшить положение немецких евреев. Эти факты раскрываются в "Документах по германской внешней политике" ("Documents on German Foreign Policy, Series C. vol. 1, nos. 214, 233").

В последовавшие месяцы еврейская пропаганда против Германии набрала ещё бóльшие обороты, и 20 декабря 1933 г. конференция, проведённая в Министерстве иностранных дел Германии, сделала неутешительный вывод, что американская пресса выглядит как "самая сильная еврейская пропагандистская машина в мире" (Там же, vol. 2, no. 139). 3 августа 1934 г. Рихард Саллет (Richard Sallet) доложил из Германского посольства в Вашингтоне, что длительный еврейский экономический бойкот Германии продолжает подливать масла в огонь. Он отметил, что еврейская пропаганда была более резкой, чем когда-либо. Соединённые Штаты были просто наводнены антинемецкой литературой, и Саллет сделал вывод, что окончательной целью евреев была разрушительная война против Германии (Там же, vol. 3, no. 569). В 1936 году по Германии прошёлся вздох облегчения, когда Франклин Рузвельт не поддался еврейскому давлению и решил не бойкотировать Олимпийские игры в Берлине. Ялмар Шахт в книге "76 Jahre meines Lebens" ("76 лет моей жизни", Bad Wörighofen, 1953, стр. 416) пишет, что он был тогда уверен, что, невзирая на всё возрастающий наплыв еврейской пропаганды, еврейский вопрос не причинит большого вреда внешним отношениям Германии.

5. Напряжение и кризис 1938 года

В 1938 году положение дел опять сильно ухудшилось. Значительное внимание немцев уделялось поощрению — на справедливых условиях — еврейской эмиграции как способу окончательного решения еврейского вопроса в Германии. Но в период с 1933 г. по 1938 г. из Польши уехало больше евреев, чем из Германии. Между Германией и Польшей шло настоящее соревнование по поощрению эмиграции из своей страны. В марте 1938 г. польский сейм принял ряд строгих антиеврейских законов.

В начале 1938 года американскую прессу наводнили слухи о схожих действиях национал-социалистов — сначала в Германии, а затем и в Австрии, и американским дипломатам было необходимо иметь с этим дело. Приведём всего лишь несколько примеров подобного рода. 17 января 1938 г. американское посольство в Берлине опровергло слух о том, что еврейские доктора и дантисты были лишены участия в обязательной страховой программе (Ortskrankenkassen). 26 января 1938 г. то же посольство опровергло ходивший в американской прессе слух о том, что якобы существовало распоряжение, ограничивающее еврейские паспорта или права евреев по совершению поездок из Германии. 25 марта 1938 г. служащий американского консульства в Вене Джон Уайли (John C. Wiley) опроверг нелепые слухи о всеобщих погромах, последовавших вслед за аншлюсом [Аншлюс — присоединение Австрии к Германии от 15 марта 1938 г. — прим. пер.], добавив, что "насколько мне известно, не было никаких жертв среди евреев в результате насилия" ("Foreign Relations of the United States", 1938, vol. 2, pp. 355-9).

Тем не менее, 18 июня 1938 г. было организовано пикетирование еврейских магазинов в Берлине — впервые после 1933 года — и Хью Вильсон (Hugh Wilson), доложив из американского посольства, что за последние месяцы из провинции в Берлин прибыло дополнительно 3 тысячи евреев, предупредил, что в немецкой прессе было выражено неудовлетворение низким темпом еврейской эмиграции из Германии.

Давно ожидаемый удар по еврейским позициям в Германии был нанесён законом от 14 октября 1938 г., согласно которому юристы-евреи лишались права на общую практику в Германии начиная с 30 ноября 1938 г., а в Австрии — с 31 декабря 1938 г. Вильсон докладывал, что в начале 1938 года не менее 10 процентов практикующих юристов в гитлеровском антиеврейском Третьем рейхе были евреями. И это несмотря на то, что евреи составляли менее чем 0,5 % от всего населения Германии (Там же, vol. 2, pp. 380–391). В книге "Germany and World Peace" ("Германия и всеобщий мир", London, 1937) видный шведский учёный и исследователь Свен Хедин (Sven Hedin), тщательно изучавший немецкую политику, утверждал, что при Веймарской республике евреи составляли 23 процента практикующих юристов в Германии, хотя от общего населения Германии евреи едва составляли 0,8 %.

И вот в этой напряжённой обстановке, 15 октября 1938 г., правительство Польши принимает решение привести в исполнение закон от марта месяца того же года, согласно которому лица, остававшиеся за пределами Польши в течение нескольких лет, могут быть лишены гражданства уполномоченными представителями польских консульств. Это означало, что 55 тысяч польских евреев, предположительно живущих в Германии, по выбору могли быть оставлены там навсегда — односторонней акцией — варшавским правительством. Похожие ограничения, введённые в 1885 году царским правительством России, вынудили Бисмарка (который ни коим образом не был настроен враждебно по отношению к евреям) выслать иностранных евреев в Российскую империю.

Министерство иностранных дел Германии сделало несколько тщетных попыток убедить Польшу отменить эту директиву. Поскольку дата 29 октября 1938 г. являлась крайним сроком для обновления польских паспортов, 27 декабря немцы начали организовывать транспорт для высылки польских евреев. Большое внимание уделялось тому, чтобы в транспортных поездах пассажиры имели широкие удобства, включая много свободного места и хорошую еду. Некоторым поездам удалось пересечь границу, однако поляки вскоре начали оказывать сопротивление — причём ещё до истечения паспортного срока, — и от акции пришлось отказаться. В итоге менее чем одна треть из 55 тысяч польских евреев, проживавших в Германии, была возвращена в Польшу.

Эта странная и трагическая ситуация имела важные последствия. Вольфганг Диверге (Wolfgang Diewerge) в "Der Fall Gustloff" ("Дело Густлоффа", Мюнхен, 1936, pp. 108ff.) записал угрозу министра пропаганды Йозефа Геббельса от 1936 года о том, что дальнейшие убийства германских официальных лиц — как в случае с убийством Густлоффа (Gustloff) Давидом Франкфуртером (David Frankfurter) — приведут к репрессалиям против немецкого еврейства. И вот теперь ситуация для этой угрозы назрела.

Родители и сёстры Гершеля Грюншпана (Herschel Grynszpan) — дегенерата-сифилитика, проживавшего в Париже, — находились в одном из немецких транспортных средств, отправленных в Польшу. 3 ноября 1938 г. Грюншпан получил открытку от одной из сестёр, в которой та описывала сложившуюся ситуацию. Послание не содержало особых жалоб. Тем не менее, Грюншпан решил убить германского посла в Париже Велецека (Welezeck). Однако вместо этого он случайно разрядил револьвер в советника посольства Эрнста фон Рата после того, как ему не удалось встретиться с Велецеком. Это произошло утром 7 ноября 1938 года. Фон Рат скончался 48 часов спустя.

Геббельс воспользовался этим событием для того, чтобы сделать немецкую политику в отношении немецких евреев более суровой. 10 ноября 1938 г. организованные подразделения СА [СА (SA — Sturmabteilungen) — штурмовые отряды, полувоенные соединения Национал-социалистической партии — прим. пер.] подожгли множество еврейских синагог, а также ограбили и нанесли ущерб множеству торговых предприятий, принадлежавших евреям. Гитлер приказал подразделениям СС [СС (SS — Schutzstaffeln) — охранные отряды, элитные охранные подразделения Национал-социалистической партии — прим. пер.] под руководством Гиммлера вмешаться и положить конец насилию. Эти антиеврейские демонстрации не были тем же самым, что и погромы в царской России, поскольку ни один еврей не был убит. Большинство немцев было потрясено разрушением еврейской собственности, потому что это противоречило их понятиям о порядочности и отношению к закону и порядку. Геббельс, однако, приветствовал происшедшее, назвав его поворотным моментом, который приведёт к устранению еврейского влияния в Германии. Хью Вильсон, которого вот-вот должны были отозвать из Германии в знак американского протеста, 16 ноября докладывал, что британские дипломаты в Берлине были гораздо более обходительны в отношении еврейского вопроса. Последние отметили, что немецкое общественное мнение не поддерживает недавние антиеврейские меры, и уверенно заключили, что акции подобного рода больше не повторятся. Это был последний отчёт, отправленный Вильсоном в Государственный секретариат США перед отъездом из страны (FRUS, 1938, 2, pp. 398–402).

После демонстраций Геббельс убедил Гитлера изъять с состоятельных и средне состоятельных немецких евреев один миллиард марок (250 миллионов долларов) в качестве взысканий. Геббельс утверждал, что в противном случае евреи будут в состоянии прикарманить обширные суммы денег от немецких страховых компаний, поскольку имущество, повреждённое или разрушенное 10 ноября 1938 г., было в основном застраховано. Менее состоятельные евреи, имевшие менее 5 тысяч марок непосредственного имущества, были освобождены от уплаты.

Немецким страховым компаниям было приказано сразу же выплатить евреям компенсации за весь ущерб, нанесённый их имуществу 10 ноября, а евреям было разрешено использовать часть этих денег для уплаты взыскания в четыре этапа между 15 декабря 1938 г. и 15 августа 1939 г. Следующий немецкий закон от 9 ноября 1938 г. предусматривал закрытие еврейских розничных магазинов к 1 января 1939 г. В то же время было обещано, что социальное пособие, пенсии и остальные государственные меры по оказанию помощи будут и дальше выплачиваться и оказываться евреям. Вплоть до начала Второй мировой войны в политике Германии в отношении евреев не происходило никаких изменений. В то же время, нас не должно удивлять, что ноябрьские события 1938 года значительно ускорили эмиграцию евреев из Германии, и в этом смысле цели Геббельса были осуществлены (Vide H. Heiber, "Der Fall Gruenspan", в "Vierteljahrshefte fuer Zeitgeschichte", April, 1957).

В качестве резюме можно констатировать, что политика Германии в отношении евреев до Второй мировой войны состояла главным образом из законодательного давления и редких публичных актов насилия — в которых, впрочем, никто из евреев не был убит. Несомненно, евреи умирали в немецких концлагерях до Второй мировой войны, но можно с уверенностью заявлять, что политики по уничтожению евреев как таковой не существовало, а количество затронутых евреев было гораздо меньше количества немцев, подвергнутых аналогичному обращению.

Целью немецкой кампании против евреев было устранение могущественного еврейского экономического, политического и культурного влияния внутри Германии, а затем — с нарастающими оборотами — поощрение полной эмиграции еврейского населения из Германии. Целью контрмер, организованных евреями, было поощрение военного похода соседних стран против Германии в надежде на полное уничтожение национал-социалистического германского государства в результате войны. Само собой разумеется, существовало немало просвещённых евреев, которые не разделяли этой цели, так же как существовали и постоянно действовали умеренные силы внутри немецкого лидерства для обеспечения более великодушной политики в отношении евреев по сравнению с той, которую использовал Гитлер.

Не помешает привести немного статистики о количестве еврейского населения в довоенный и военный периоды. По оценкам, когда в январе 1933 года Гитлер стал канцлером, число евреев в Германии равнялось примерно 500 тысячам. К концу довоенного периода, вследствие присоединения Австрии и Судетской области и установления протектората над Богемией и Моравией [т. е. Чехией — прим. пер.] имели место значительные прибавки. Отношение к евреям, политика и меры, применяемые против них, привели к обширному переселению евреев с этих, контролируемых национал-социалистической Германией территорий. По оценкам, около 320 тысяч евреев покинуло Германию в период с января 1933 г. по сентябрь 1939 г. Около 480 тысяч эмигрировало из Австрии, Судетской области и Богемии-Моравии до начала войны. Когда в сентябре 1939 года началась война, на территориях, контролируемых немцами, проживало примерно 360 тысяч евреев, из которых во время войны уехало около 65 тысяч.

6. Легенда о порочности Гитлера и национал-социализма

Национал-социалистическая кампания против евреев закончилась полным поражением и смертью Гитлера 30 апреля 1945 года. Такой результат был вызван вовлечением Германии во Вторую мировую войну. С первого же дня стала проводиться гигантская кампания, изображающая Гитлера самым злым и безнравственным человеком, когда-либо жившим на Земле, и клеймящая вечным позором немецкий народ, подчинившийся власти Гитлера. Использование обстоятельств, касающихся обращения Гитлера с евреями во время войны, было и остаётся решающим фактором в этой кампании.

Суть выдвинутого Гитлеру обвинения в беспрецедентной чудовищности заключается в следующем: по его приказу около шести миллионов евреев было уничтожено в серийных газовых печах, созданных специально для этой цели во всех многочисленных концлагерях, существовавших в Германии до войны, а также открытых впоследствии на территориях, захваченных наступающими немецкими войсками. Ни одного веского доказательства в поддержку этого обвинения в общих чертах так никогда и не было приведено, а цифра в шесть миллионов с самого начала являлась чисто гипотетической, будучи изложена посреди войны, когда любой подобный размах уничтожения был просто невозможен, если принять цифру в 6 миллионов за общее число евреев, уничтоженных за весь военный период. Если к 1943 году было уничтожено 6 миллионов евреев, то тогда к маю 1945 года эта цифра должна была достигнуть как минимум 10 миллионов, если допустить, что Гитлер и его поборники могли заполучить в свои руки такое большое количество евреев — чего они, конечно, сделать не могли.

Насколько известно, обвинение в массовом уничтожении евреев со всей Европы было впервые выдвинуто против Гитлера и его правительства в книге польско-еврейского адвоката Рафаэля Лемкина (Rafael Lemkin) "Axis Rule in Occupied Europe" ("Правление Оси в оккупированной Европе"), вышедшей в 1943 году. Лемкин утверждает, что нацисты умертвили газом миллионы евреев — возможно, даже 6 миллионов. Эта точная цифра была впервые подтверждена в "New Jewish Frontier" в начале 1945 года. Свидетели на Нюрнбергских процессах подтвердили эту цифру после пыток, не превышая её, хотя обвинительная сторона в Нюрнберге была готова согласиться на цифру примерно в 4 миллиона. Полностью игнорируя факты, президент Труман заявил, что 6 миллионов — это верное число, и часто повторял эту цифру, придав ей таким образом официальный статус. Он цинически заявлял, что его желание угодить евреям вызвано тем, что в Соединённых Штатах еврейских избирателей было гораздо больше, нежели арабских.

Цифра в 6 миллионов прижилась, главным образом, благодаря тому, что евреи признавали, что придерживаться подобной цифры было достаточно тяжело и что её превышение только бы добавило нелепости к уже беспочвенному заявлению; хотя в прессе эта цифра часто доходила и до 7, и до 8 миллионов. Прикрепление к этой цифре в 6 миллионов репараций, выплачиваемых Западной Германией Израилю и немецким евреям, обеспечило сильный и узаконенный финансовый интерес для увековечивания этой цифры.

Перед тем как начать рассматривать литературу о легенде об уничтожении шести миллионов евреев, представляется полезным обрисовать общее положение. Убедительное решение этой проблемы не может основываться на статистических данных ввиду отсутствия таковых в законченном виде или в убедительной форме. Не известно точно, сколько евреев находилось под немецким контролем ни на один момент во время войны — не говоря уже о том, как именно немцы поступали с евреями после того, как заполучали их в свои руки. Никто не знает достоверно, как много евреев находилось на территориях, окончательно оккупированных Германией, до того, как она напала на Россию 22 июня 1941 года, или что именно случилось с теми евреями после нападения. Не ясно, сколько из них было эвакуировано вглубь России до немецкого наступления. Никто также не знает, сколько евреев было убито различными славянскими народами до прихода немцев. Существует множество доказательств того, что после начала войны славяне (не русские) были больше немцев склонны к убийству евреев, опасаясь того, что евреи уйдут к русским партизанам. Не существует тщательной статистики того, сколько евреев было эвакуировано вглубь России или эмигрировало в Палестину, в разные европейские страны, а также в США в течение войны. Также не существует заслуживающих доверия данных о том, какое количество евреев с территорий, оккупированных Германией, пережило войну. Во время войны — так же как и до неё — немцы были более склонны высылать евреев, нежели интернировать их, если (и когда) было возможно организовать эмиграцию. А это было не так то легко осуществить в военное время.

Еврейские статистики из кожи вон лезли, чтобы увеличить число евреев на территориях, впоследствии оккупированных Германией, перед сентябрём 1939 года и июнем 1941 года и просто фантастически занизить число евреев, оставшихся в живых на июнь 1945 года. Маловероятно, что требуемая статистика когда-нибудь будет получена удовлетворительным образом. Как евреи, так и русские вполне могут скрывать имеющуюся у них статистику из-за вероятности того, что такая статистика может вскрыть размах имеющего место обмана. Если только русские когда-нибудь не установят дружбу и согласие с немцами, они никогда не станут раскрывать цифры, которые могут снизить обвинение к Германии в отношении легенды об уничтожении. Самое большее, что можно сделать, — это вывести цифры и произвести расчёты, доказывающие на сей раз, что немцы просто не могли истребить 6 миллионов евреев — даже если бы они с самого начала решили это осуществить — и что для политики подобного рода нет никаких доказательств.

Известно, что в сентябре 1939 года около 360 тысяч евреев находилось под немецким контролем в Германии, Австрии, Судетской области и Богемии-Моравии. В той части Польши, которую оккупировала Германия, в 1939–1940 годах проживало около 1 млн. 100 тыс. евреев. В восточной же Польше, захваченной русскими осенью 1939 года, находилось примерно 1 млн. 150 тыс. евреев. Сколько из них перебралось в Россию перед немецким нападением в июне 1941 года — неизвестно. Вне всякого сомнения, немцы взяли под свой контроль большое число евреев во время вторжения в Россию, но весьма вероятно, что ни на один момент во время войны немцы не контролировали больше 3,5–4 млн. евреев, причём многих из них вообще не трогали, вплоть до тех пор, пока русские снова не заняли эти территории. Что более или менее ясно, так это то, что во время войны немцы никогда не контролировали такое огромное количество евреев, как 6 миллионов. Чтобы истребить 6 миллионов, им нужно было казнить каждого захваченного еврея вплоть до одного. Даже приверженцы легенды об уничтожении не утверждают, что это имело место, поскольку они описывают большое число евреев, использовавшихся на трудовых заданиях во всех немецких концлагерях.

Несмотря на то, что обычной немецкой политикой во время войны являлось интернирование евреев для предотвращения подрывной деятельности и шпионажа, для пресечения партизанщины, а также для использования евреев в качестве рабочей силы, немецкая практика по интернированию евреев не была таким уж всеобъемлющим процессом, каким было интернирование японцев в США и Канаде. После войны еврей Филип Ауэрбах (Philip Auerbach), генеральный прокурор Баварского государственного отдела по компенсациям, заявлял, что немцы интернировали не менее 11 миллионов евреев, однако в свете всех, даже частично достоверных данных сомнительно, что они интернировали более чем 2 миллиона евреев, причём не все были отправлены в концлагеря. Некоторые из них были помещены в еврейские общинные центры — такие как Терезиенштадт, которые управлялись самими евреями. Не только имеющаяся у нас статистика населения, но и логические размышления делают просто невозможным доверять такой цифре, как 11 и даже 6 миллионов. Транспортировка, интернирование, управление, обеспечение едой и одеждой шести миллионов евреев должны были парализовать немецкие военные действия на обширном восточном фронте. Было бы невероятно трудной задачей собрать, интернировать и присматривать за тремя миллионами евреев.

В первое время после запуска легенды об уничтожении утверждалось, что во всех немецких концлагерях существовали газовые камеры и что в каждом из них было уничтожено огромное число евреев. Однако после оккупации западной Германии американцами, британцами и французами в оккупационных войсках было много честных экспертов, которые, посетив эти лагеря, убедились и сообщили, что там не существовало никаких газовых камер. После этого стало утверждаться, что большинство газовых камер было сосредоточено в Освенциме, в южной Польше, — территории, находившейся на тот момент под советским контролем. После войны русские никому не разрешали посещать лагерь в течение примерно десяти лет — время, за которое они могли реконструировать Освенцим так, чтобы придать правдоподобность утверждению, что там было умерщвлено газом огромное количество евреев. Что, однако, важно, так это то, что ни один живой, достоверный очевидец умерщвления евреев газом в Освенциме ни разу так и не был представлен и утверждён законом.

Продолжало утверждаться, что около половины из шести миллионов уничтоженных евреев было уничтожено именно в Освенциме, но даже еврейский статистик Джеральд Райтлингер признаёт, что в период с января 1940 г. по февраль 1945 г. в Освенциме было зарегистрировано всего лишь 363 тысячи заключённых, причём не все из них были евреями. Приверженцы легенды о геноциде утверждают, что многие в Освенциме не регистрировались, но они не приводят в поддержку этого никаких доказательств. Но даже если допустить, что количество незарегистрированных узников было таким же, как и зарегистрированных, то это составит в сумме менее 750 тысяч. Что ж, должно было быть очень тяжело истребить около 3 миллионов человек, имея на руках всего лишь 750 тысяч Несмотря на это, многие категорические, но неинформированные писатели часто утверждали, будто бы в Освенциме было уничтожено от 4 до 5 миллионов евреев. Кроме того, многие из отправленных в Освенцим были перемещены в другие места — особенно, к концу войны в связи с наступлением советских войск.

Здесь стоит ещё раз привести логические выкладки и данные о населении для развенчивания мифа об уничтожении. Доставка в Освенцим 3 миллионов евреев и значительного числа неевреев должна была наложить невыносимую нагрузку на немецкие транспортные средства, находившиеся на грани своих возможностей из-за обеспечения обширного восточного военного фронта — особенно после того, как война стала идти не в пользу Германии. Нет ни малейшей вероятности того, что немцы стали бы рисковать своим военным положением до такой степени, что отправили бы в Освенцим 3 миллиона человек и стали бы их там охранять. Следовательно, как данные о населении, так и логические рассуждения показывают несостоятельность легенды о шести миллионах евреев, уничтоженных во всех лагерях, находящихся под немецким контролем — так же как и о трёх миллионах, уничтоженных в Освенциме.

В дальнейшем, вдобавок ко всему этому будут изложены факты, показывающие, что не существует никаких доказательств того, что немцы принимали программу по массовому уничтожению евреев во время войны или что хоть один национал-социалистический лидер давал когда-либо приказ так поступить. Многочисленные еврейские критики Гитлера (особенно Джеральд Райтлингер) заявляли, что в начале войны нацистские лидеры якобы определились с "окончательным решением" еврейской проблемы и что это решение якобы означало уничтожение всех захваченных евреев. Для такого обвинения нет никаких оснований. Да, Гитлер, Гиммлер и Геббельс действительно определились с "окончательным решением" еврейской проблемы (настолько, насколько они могли его контролировать), однако это решение состояло в поощрении или принуждении евреев покинуть все земли, контролируемые национал-социалистами, и поселиться в каком-нибудь другом месте. Именно эмиграция, а не уничтожение, было решением, которое предложили все эти нацистские лидеры. Даже нюрнбергская инквизиция не смогла существенным образом впутать Геринга в еврейский вопрос; более того, не существует никаких сомнений, что он участвовал в программе, поощряющей евреев покинуть все территории, которые Германия контролировала или могла контролировать.

7. Некоторые еврейские мемуары и воспоминания о пребывании в концлагерях во время Второй мировой войны

Можно только представить, что чувствует сегодня любой настороженный и патриотичный немец, читая книгу Юджина Хаймлера (Eugene Heimler) "Night of the Mist" ("Ночь в тумане", Нью-Йорк, 1960). Эта, крайне расхваливаемая и широко разрекламированная книга состоит из так называемых мемуаров периода с 1944 по 1945 гг. Героем является чувственный молодой поэт-еврей из Венгрии, который, проснувшись 19 марта 1944 года, обнаруживает, что нацисты оккупировали его страну вследствие попытки регента Хорти заключить военное перемирие с Советским Союзом.

Приход нацистов воспринимается каждым евреем как ордер на убийство. Нашего героя убеждают спрятаться в сумасшедшем доме под видом пациента. Спустя некоторое время он тайком женится на своей возлюбленной Еве. На них и других евреев проводится облава, и 4 июля 1944 г. их отправляют в концентрационный лагерь в Освенциме в машине для перевозки скота. Немецкий офицер обещает, что с ними будут очень хорошо обращаться, однако во время поездки охрана СС якобы убивает одного из пленников. Наш герой утверждает, что после прибытия он был дважды избит зверским образом. Пробыв короткое время в лагере, Хаймлер узнает, что его жена умерла от дизентерии. В течение несколько недель у него имеет место страстный роман с одной цыганской девушкой, Карой, но в один несчастный день она не приходит на свидание в их лагерное убежище, и он делает вывод, что её убили.

Пребывание Хаймлера в Освенциме длится совсем недолго, и в августе 1944 года он оказывается в Бухенвальде. Он работает на фабрике, а позже — на лагерной кухне, где СС назначает его руководителем группы работающих там неевреев. Пожилой заключённый-немец, социал-демократ, начинает вопить, что он не будет работать вместе с евреем, но наш герой быстро успокаивает его, пригрозив избить. Позже звуки канонады указывают на приближение американских войск, но эсэсовцы заставляют группу узников уйти вместе с ними в Богемию. Там, в конце войны, их освобождают, и Хаймлер возвращается в Венгрию. Ему удаётся выжить, но он испытывает отвращение от мнимой попытки Гитлера уничтожить каждого еврея в оккупированной Европе — и это притом, что он ни разу не видел, как кого-либо умертвили газом.

Примо Леви (Primo Levi) в книге "If This is a Man" ("И это — человек?", Нью-Йорк, 1959) излагает якобы пережитый им опыт в качестве молодого и слабого итальянского еврея, угодившего в нацистские тиски. Сначала Муссолини основывает свою Итальянскую Социалистическую Республику, а затем нашего героя, бродившего по сельской местности в поисках наживы, 13 декабря 1943 г. ловит фашистская милиция. Это ставит крест на его карьере добровольца в итальянской коммунистической партизанской армии, пытавшейся свергнуть Муссолини. В январе 1944 года его помещают в итальянский лагерь в Фоссоли, что недалеко от Модены.

В Фоссоли с инспекцией приезжают немецкие власти, которые выражают недовольство тем, что условия содержания заключённых недостаточно здоровые. 22 февраля 1944 г. делается объявление о том, что небольшая группа из 650 евреев будет отправлена в Германию. Леви попадает в Освенцим и определяется на работу на фабрике синтетической резины Буна. Условия просто ужасны, а однообразные воскресные концерты и футбольные матчи его совершенно не утешают. Он получает лагерный номер в виде татуировки на руке, означающий, что он стал всего лишь ещё одним ничтожеством. Постоянно ходят слухи, что большинство евреев найдут свой конец в газовых камерах.

После весны 1944 года венгерский становится вторым языком на его лагерной территории после идиша, поскольку нацисты схватили большое количество венгерских евреев. В лагерь поступают очень хорошие новости для узников. Они узнают о высадке союзников в Нормандии и о покушении на Гитлера в 1944 году. Самолёты союзников бомбят с воздуха Освенцим; отношение охраны к ним и условия в лагере становятся всё хуже и хуже. Наконец, русские подходят к Освенциму. 18 января 1945 г. лагерь эвакуируется, но многих больных узников оставляют на месте. Леви — один из таких узников, и 27 января 1945 г. он освобождается русскими войсками. Это очень радостный момент для нашего героя, и он приветствует его с большим восторгом.

Леви и Хаймлер сходятся в том, что главной целью нацистов было уничтожить как можно больше евреев. Ещё один бывший узник Освенцима, Миклош Ньисли (Miklos Nyiszli), в книге "Auschwitz: a Doctor's Eye-Witness Account" ("Освенцим — отчёт доктора-очевидца", Нью-Йорк, 1960) утверждает, что там существовали все необходимые условия для уничтожения евреев со всей Европы. Эти люди считают, что они в рубашке родились, избежав контакта с газовыми камерами и крематорием, о которых ходило так много чудовищных историй.

Немецкий читатель может задаться вопросом: а что думали венгерский регент Хорти и итальянский премьер Муссолини о такой своевольной манере, в которой Гитлер якобы приказывал своим верным эсэсовцам распоряжаться судьбой венгерских и итальянских подданных? Николас Хорти в своих "Мемуарах" ("Memoirs", N.Y., 1957, pp. 174ff.) жалуется, что еврейское меньшинство в Венгрии перед Второй мировой войной получало не менее 25 процентов от внутреннего дохода и что для венгров еврейский вопрос был очень серьёзным. Он также утверждает, что в 1939 году Гитлер благоволил к мирному сожительству с Польшей и что война Германии была навязана. Тем не менее, Хорти делал всё возможное для того, чтобы защитить венгерских евреев от немецкого вмешательства, до тех пор, пока он управлял своей страной. То же самое было справедливо и для Муссолини, ставшим более зависимым от Гитлера после того, как Отто Скорцени освободил итальянского лидера из тюрьмы после его первоначального свержения в июле 1943 года.

Луиджи Виллари (Luigi Villari) в книге "Italian Foreign Policy under Mussolini" ("Внешняя политика Италии при Муссолини", N.Y., 1956, pp. 197ff.) поясняет, что до 1945 года Дуче делал всё от него возможное, чтобы не допустить немецкого вмешательства в дела итальянских евреев, и ходатайствовал за них, когда тех отправляли в Германию. Это было сущей правдой, несмотря на то, что Муссолини искренне противился еврейскому влиянию в Италии. Немецкий наблюдатель не преминёт отметить контраст между мягкой критической позицией и политикой Хорти и Муссолини в отношении евреев и открытой антиеврейской политикой Гитлера.

Чувствительность Муссолини в еврейском вопросе была хорошо известна Генриху Гиммлеру, германскому главнокомандующему СС. 11 октября 1942 г., во время визита в Рим, он сказал Муссолини, что немецкая политика в отношении евреев во время войны постепенно приняла новый вид исключительно из-за соображений военной безопасности. Гиммлер пожаловался, что тысячи евреев на занятых Германией территориях являются партизанами или проводят саботаж и шпионаж. Уже 5 сентября 1939 г. Хайм Вайцман (Chaim Weizmann), сионистский лидер из Еврейского агентства в Лондоне, объявил войну Германии от имени евреев всего мира. Именно из-за критической стадии войны Гиммлер отныне отстаивал новую немецкую политику по отправке евреев с оккупированных территорий в ограничительные зоны и лагеря для интернированных.

Гиммлер выразил недовольство тем, что было много случаев, когда еврейские женщины и дети сотрудничали с советскими партизанами, и признался, что в СССР много евреев было задержано за партизанскую деятельность и бесцеремонно расстреляно немецкими войсками. Гиммлер также упомянул о захваченных советских евреях, используемых в военном строительстве в условиях, в которых — как он допускал — смертность была, вероятно, выше обычной. Муссолини твёрдо напомнил Гиммлеру, что католическая церковь решительно противилась любым крайним мерам против евреев, и намекнул, что политика немецких эксцессов может изменить позицию папы Пия XII, поддерживающего победу Оси над СССР во Второй мировой войне (Vierteliahrshefte fuer Zeitgeschichte, 1956/4).

Упоминания Гиммлера о сопротивлении советских евреев предназначались для оправдания более жёсткой немецкой политики в отношении евреев после начала советско-германской войны от 22 июня 1941 года. Канадско-еврейский журналист Рэймонд Артур Дэвис (Raymond Arthur Davies) в "Odyssey through Hell" ("Одиссея сквозь ад", New York, 1946) утверждает, что советской Красной армии должна быть приписана основная заслуга в спасении жизни европейских евреев во время Второй мировой войны. Дэвис расхваливает военные достижения советских евреев как в партизанской, так и регулярной армиях по обе стороны фронта. Шахно Эпштейн (Schachno Epstein), глава Антифашистского комитета советских евреев, поведал Дэвису, что Советский Союз посредством эвакуации евреев и других мер спас жизнь как минимум 3,5 миллионам европейским евреям. При таких обстоятельствах нацистам должно было быть ещё труднее заполучить и уничтожить 6 миллионов евреев.

Бóльшую часть войны Дэвис провёл в Советском Союзе и он был убеждён, что ни в какой другой стране, участвовавшей в войне, роль евреев не была такой значительной, как здесь. Он подчёркивает, что тысячи советских военных предприятий управлялись евреями и что необыкновенно большое число евреев занимало руководящие должности в советских вооружённых силах и управлении. Он отмечает, что 250 тысяч польских евреев из германской зоны оккупации перебралось в СССР в 1939 году и что их можно было встретить в любой советской области. Дэвис получил официальную советскую информацию, согласно которой не менее 35 тысяч европейских евреев воевало за Тито в незаконной партизанской войне против Германии. Он предполагает, что большинство румынских евреев завершили войну нетронутыми благодаря воздействию, которое на политику Румынии оказало немецкое поражение под Сталинградом. Дэвис имел контакты со многими американскими евреями, которые эмигрировали в СССР в 30-х годах и играли видную роль в советской военной экономике. Он также встречался со многими офицерами-евреями Красной армии, которые похвалялись тем, что расстреливали немецких военнопленных в гигантских массовых экзекуциях. Дэвис вошёл в Берлин одновременно с Красной армией, и варварское разрушение этого города он называет правильным и справедливым. Сразу же после падения столицы Рейха Дэвис установил тесные контакты с лидерами еврейской общины в Берлине. Одним из ведущих членов еврейской общины в Берлине являлся Хильдегард Бенджамин (Hildegard Benjamin), который впоследствии, будучи коммунистическим министром юстиции в Советской Центральной Германии, заставил немцев принять советскую правовую систему взамен их собственной.

Дэвис торжествует, что эти тысячи берлинских евреев также были освобождены СССР, а не Западом. Он был уверен, что в советской среде сионизм стал ненужным для евреев — несмотря на то, что во многих частях СССР продолжали существовать антиеврейские настроения на уровне широких масс.

Ральф Нюнберг (Ralph Nunberg) в книге "The Fighting Jew" ("Сражающийся еврей", Нью-Йорк, 1945) приводит объективную и наглядную оценку роли советских евреев во Второй мировой войне. Нюнберг с гордостью отмечает, что не менее 313 советских фронтовых генералов были евреями. Он считает, что под руководством Карла Маркса (ещё одного "сражающегося еврея"!) СССР победит (Там же, стр. 198).

Нюрнберг признаёт, что много евреев из Центральной Европы, а также других частей мира стало жертвами гигантских советских чисток в период с 1936 по 1939 годы, но эта бойня была несущественной и идеологической и не была частью прямой антиеврейской политики со стороны Сталина. СССР и некоторые из её последующих сателлитов были единственными странами во всём мире, где антиеврейские высказывания считались тяжким преступлением. Однако именно советская инициатива привела к высылке "нежелательных" евреев в Германию в период советско-германского пакта о ненападении 1939–1941 гг.

Книга "Under Two Dictators" ("Под двумя диктаторами", London, 1950) Маргарет Бубер (Margarete Buber) представляет собой воспоминания немецкой еврейки, которая в августе 1940 г. была отправлена в немецкий концлагерь Равенсбрюк, проведя перед этим несколько лет в бесчеловечных и первобытных условиях советского концлагеря. Бубер считалась слишком опасной для того, чтобы её выпустили на свободу в Германии; она отмечает, что была единственным евреем из своего контингента депортированных из России, который не был сразу же выпущен гестапо. Она обнаружила, что условия в Равенсбрюке представляют собой разительный контраст по сравнению с грязью, беспорядком и голодом советского лагеря.

В августе 1940 года немецких концлагерей было немного, а число заключённых было небольшим — в отличии от многочисленных советских лагерей. Мы уже говорили, что число заключённых во всех немецких лагерях на момент начала войны в сентябре 1939 года равнялось 21.300. Большинство этих заключённых были обычными преступниками, а евреи составляли небольшой процент от общего числа. Спустя год войны общее население концлагерей по-прежнему было меньше 40 тысяч, в отличии от миллионов заключённых в советских лагерях.

Лагерь в Равенсбрюке, в котором очутилась Бубер, был безукоризненно чистым, с просторными газонами и цветочными клумбами. Регулярная баня и еженедельная смена белья показались ей настоящей роскошью по сравнению с пережитым до этого. Её первый ужин состоял из белого хлеба, сосиски, маргарина и сладкой овсянки с сухофруктами. Бубер не смогла удержаться и спросила у своей соседки по столу: у них что, 3 августа — праздник? Или, может, какой-нибудь особенный случай? Соседка разинула рот от удивления. Маргарет стала расспрашивать, если еда каждый день была такой хорошей. Соседка ответила, что да, но она не понимает, почему это должно кого-то так сильно радовать? Маргарет не стала объяснять ей, почему.

Свой барак в Равенсбрюке она посчитала настоящим дворцом в сравнении с переполненной грязной лачугой советского лагеря. Её первый воскресный завтрак из гуляша, краснокочанной капусты и картофеля был настоящим пиром.

Бубер провела в Равенсбрюке много лет. К 1943 году лагерь был переполнен. Прежняя чистота исчезла, и многие цветы были вытоптаны. Это стало следствием нескончаемой войны. К концу войны сюда хлынули заключённые из Освенцима и других лагерей. Бубер отмечает, что в начале 1945 года заключённые из Освенцима прибыли "истощёнными и измождёнными". Стоит напомнить, что в это же самое время десятки тысяч беженцев из восточной Германии буквально умирали с голоду.

В январе 1945 года полностью прервалась почтовая связь между заключёнными Равенсбрюка и внешним миром, и воцарилась неразбериха. Наконец, пришёл конец, немецкие охранники разбежались, и наша героиня была освобождена. Она свидетельствует, что условия в лагере в течение длительного периода постоянно ухудшались. Вскоре после её прибытия было введено телесное наказание для серьёзных нарушений, а начиная с зимы 1941–1942 гг. до неё стали доходить злобные слухи о том, что в некоторых случаях практикуются умерщвления газом.

Ещё одна политическая заключённая в Равенсбрюке, коммунистка Шарлотт Борманн (Charlotte Bormann), в книге "Die Gestapo lasst bitten" ("Гестапо приглашает вас") настаивает на том, что слухи о газовых камерах являлись наглыми выдумками, которые среди заключённых сознательно распространяли коммунисты.

Коммунисты так и не приняли Маргарет Бубер в свою группу, поскольку она была заключённой в СССР. Мемуары Шарлотт Борман так и не нашли своего издателя. На процессе в Радштадте во французской зоне оккупации, где проходил суд над администрацией лагеря Равенсбрюк, обвинительная сторона не разрешила ей давать показания. Это была обычная и типичная судьба авторов, пытавшихся представить историю с точки зрения тех, кто отрицал легенду об уничтожении.

8. Россказни Вайсберга

Одним из еврейских коммунистов, высланных из Советского Союза и сумевших избежать немецкого заключения на протяжении всей войны, был Александр Вайсберг-Цыбульский (Alexander Weissberg-Cybulski). Он написал книгу "Hexensabbat" (Frankfurt a.M., 1951; Am. ed., The Accused, N.Y., 1951). Вайсберг родился в Кракове и сохранил австрийское гражданство после 1938 года. Он был видным научным инженером во второй советской пятилетке, вплоть до своего ареста во время чистки 1937 года. Альберт Эйнштейн тщетно ходатайствовал за него перед Сталиным в 1938 году. Вайсберг написал самую содержательную книгу (на то время) о гигантских советских чистках. После своей депортации из Советского Союза в конце 1939 года Вайсберг тихо отправился в Краков, где оставался до тех пор, пока в конце войны не был вынужден спасаться бегством от советских оккупационных войск, подходивших к Кракову. Вайсберг был уверен, что немцы сразу же отправят его в концлагерь, и настоятельно просил советские власти разрешить ему отправиться из СССР прямиком в Швецию. Его просьба была отклонена.

Впоследствии Вайсберг написал просто поразительную книгу "Die Geschichte von Joel Brand" ("История Джоэля Бранда", Köln, 1956; Am. ed., Desperate Mission, N.Y., 1958). История Джоэля Бранда вызывала международный интерес с тех самых пор, как 20 июля 1944 г. газета "Лондон таймс" ("London Times") сообщила новость о том, что из Будапешта в Стамбул прибыл Бранд с предложением от Гестапо разрешить эмиграцию одного миллиона евреев из Центральной Европы в самый разгар войны. Гестапо признавало, что такое огромное переселение сильно ударит по немецкой военной экономике из-за необходимости использования немалых транспортных средств. Однако они были готовы приступить к выполнению этого плана в обмен на 10 тысяч грузовиков, которые будут использоваться исключительно на восточном фронте. Не приходится и говорить, что принятие этого плана привело бы к гигантскому разрыву отношений между Советским Союзом и западными союзниками. Тем не менее, один из будапештских еврейских лидеров, Джоэль Бранд, выступал за принятие плана. Это побудило англичан сделать вывод, что Бранд является опасным нацистским шпионом. Он был отправлен в Каир и тотчас же арестован.

Одним из предметов раздора в книге Вайсберга является то, что во время войны немецкие нацисты постоянно следовали зигзагообразной политике — между высылкой евреев из Европы и их физическим уничтожением. Вайсберг с самого же начала признаётся в полном отсутствии документальных источников, доказывавших бы, что Гитлер когда-либо планировал физическое уничтожение всех евреев как таковое, но, несмотря на это, он слепо принимает широко распространённый миф об уничтожении шести миллионов евреев. Он также отрицает то, что Хорти был венгерским защитников евреев, и утверждает, что с 1919 года Венгрия находилась под "террористическом антиеврейском режимом" (Там же, стр. 9).

Руководящая роль в его книге приписывается таким нацистским деятелям, как Дитер Вислицени (Dieter Wisliceny) — глава гестапо в Словакии — и Адольф Эйхман (Adolf Eichmann) — глава официального комитета СС по еврейскому вопросу в Европе начиная с 1934 года. После 1945 года Вислицени тщетно пытался спасти собственную жизнь, помогая обвинению в Нюрнберге. Эйхман же был вовсе не таким важным лицом в нацистской иерархии, как может показаться из его должности. К примеру, за всю свою карьеру Эйхман ни разу не имел очной ставки с Гитлером.

Главным положением книги Вайсберга является то, что еврейские евреи брали на себя инициативу в заключении сделок с немцами, что многие из их сделок были успешными и что, следовательно, представлялось возможным вести переговоры с немцами по эвакуации всего еврейского населения Европы во время Второй мировой войны. Таким образом, было показано, что гитлеровский режим всё ещё отдавал предпочтение эмиграции, как реальному решению еврейского вопроса. Одним из печальных последствий книги была тень подозрения, наведённая на Рудольфа Кастнера, ведущего лидера венгерских евреев. Вайсберг местами изображает его чуть ли не Гитлером. Впоследствии Кастнер был убит в Израиле молодым террористом-евреем во время неистовой шумихи, сопровождавшей израильские национальные выборы 1955 года. Цитаты из заключений Вайсберга появились в израильских периодических изданиях в начале 1955 года.

Беспокойная ситуация в Венгрии 1944–1945 годов, когда доблестный венгерский народ шёл к окончательному поражению перед коммунизмом, породила множество причудливых ситуаций, но ни одна из них не поражает воображение так, как история Рауля Валленберга (Raoul Wallenberg). Этому шведскому еврею, не имевшему дипломатического статуса, министр иностранных дел Швеции Гюнтер (Guenther) разрешил руководить из шведского представительства в Будапеште гигантским и рискованным предприятием по продаже шведских паспортов. Впоследствии стало голословно утверждаться (без никаких на то оснований), что Валленберг был убит "фашистскими" последователями венгерского премьера Ференца Салаши (Ferenc Szalassi). В результате, Валленберг был буквально канонизирован и целых десять лет считался самоотверженным героем, отдавшим свою жизнь, защищая венгерских евреев от немецких гестаповцев и их венгерских поборников. В действительности же Валленберг сколотил себе состояние на продаже паспортов этим самым "фашистам" и по этой причине был арестован и депортирован советскими оккупационными властями. Шведское правительство было в полной мере проинформировано об этом Александрой Коллонтай в Стокгольме, но правда об этом деле дошла до общественности только после публикации статьи еврейского автора Рудольфа Филиппа (Rudolph Philipp) в сенсационной шведской газете "VI" от 14 января 1955 года.

9. Дело Адольфа Эйхмана

Судьба Адольфа Эйхмана достигла поистине монументальных и сенсационных пропорций после его так называемого ареста израильскими агентами 12 мая 1960 года в Аргентине. Израильские власти решили целый год держать мир в напряжении перед тем, как представить бывшего немецкого служащего перед судом в условиях, в которых любой намёк на справедливое судебное разбирательство выглядел бы просто смешным.

Так называемые воспоминания Эйхмана были легкомысленно опубликованы в журнале "Лайф" ("Life") 28 ноября — 5 декабря 1960 г., не обращая никакого внимания на то, что в предыдущие годы поддельные мемуары вызвали не один скандал. Можно только представить себе, что испытывал Герхард Риттер (Gerhard Ritter), президент Немецкого исторического общества, в 1953 году, когда было доказано, что "Застольные беседы Гитлера" ("Hitlers Tischgespraeche", N.Y., 1953), подготовленные им для печати в 1952 году, представляют из себя грубую фальшивку. Тем не менее, в 1960 году записки, будто бы выведенные из комментариев Эйхмана, данных им крайне сомнительному помощнику в 1955 г., были приняты как окончательные мемуары. Они должны были доказать, что "нацистский выродок" Эйхман был, безусловно, на все сто процентов тем злодеем, каким его пытались выставить. Обезоруживавшая попытка выставить их за подлинные мемуары представлена следующей деталью. Эйхман не сказал о том, что его поборник Хёттль (Hoettl) заявил в Нюрнберге, будто бы он говорил о так называемом убийстве миллионов евреев ("Time" от 6 июня 1960 г. сообщает, что Эйхман говорил о 5 миллионах евреев; "Newsweek" от 6 июня 1960 г. заявляет, что он говорил о 6 миллионах).

Количество неправдоподобных деталей в статьях из "Лайфа" делает всю затею почти такой же неуклюжей, как и типичные коммунистические фальшивые мемуары. К примеру, Вайсберг упоминает, что Эйхман сделал своё предложению Бранду об эмиграции евреев со специального разрешения Гиммлера 25 апреля 1944 г. в гостинице "Мажестик" ("Majestic") в Будапеште. В статье "Лайфа" говорится, что в 1944 году Гиммлер санкционировал обмен еврейских эмигрантов на военную технику, "когда рейхсфюрер Гиммлер принял на себя командование резервной армией". Но Гиммлер вступил в действующее военное командование над "фольксштурмом" [Фольксштурм — немецкое ополчение — прим. пер.] только в августе 1944 года, после покушения на Гитлера от 20 июля 1944 г.

Статьи из "Лайфа", по сути дела, представляют из себя компиляцию трёх сенсационных и взаимно противоречащих книг: "Minister of Death, the Eichmann Story" ("Министр смерти — история Эйхмана", N.Y., 1960; авторы — Эфраим Кац (Ephraim Katz), Звай Алдуби (Zwy Aldouby) и Квентин Рейнолдс (Quentin Reynolds)); "The Case Against Adolf Eichmann" ("Дело против Адольфа Эйхмана", N.Y., 1960; автор — Генри А. Цайгер (Henry A. Zeiger)); "Eichmann: the Man and His Crimes" ("Эйхман: человек и его преступления", N.Y., 1960; автор — Комер Кларк (Comer Clarke)). Ни разу не было сделано утверждение, что Эйхман принимал участие в уничтожении евреев, однако заявлялось, что он сознательно организовывал их отправку в места уничтожения.

Несмотря на всю международную шумиху и мощный поток безответственных публикаций об Эйхмане, наводнивших мир после мая 1960 года, нет ни малейшего существенного доказательства того, что Эйхман когда-либо сознательно отдавал приказ на отправку в газовую камеру немецкого концлагеря хотя бы одного еврея, не говоря уже о том, что он отдавал приказ на уничтожение шести миллионов евреев и контролировал этот процесс. Может статься, что Эйхман ничего этого не совершал — даже несмотря на то, что он давал показания на суде о том, что он ответственен за уничтожение свыше 6 миллионов евреев, или что он написал книгу так называемых "искренних признаний", дающих ту же самую, если не ещё более обширную картину. Любое такое заявление Эйхмана может быть:

1) следствием масштаба пыток и промывания мозгов, которым он подвергался со стороны еврейских похитителей;

2) результатом его решения (поскольку он знал, что его в любом случае казнят) предоставить сенсационную историю о том, как он устранял евреев, к которым он испытывал неприязнь — даже если и не пытался их уничтожить, — льстя таким образом своему самолюбию или

3) следствием того, что в результате всего пережитого он стал умственно неустойчивым.

Наверное, все три объяснения в какой-то мере справедливы. Суть дела состоит в следующем: если все важные свидетельства указывают на то, что во время войны не существовало систематического и обширного уничтожения евреев Германией, то никакое хвастовство подобными крупными достижениями в деле уничтожения может быть принято, как имеющее что-то общее с реальностью. Оно должно являться порождением больного воображения, а вовсе не суровой действительностью.

10. Безоговорочная капитуляция, продолжение войны и влияние этих факторов на судьбу европейских евреев

Эйхман якобы был ответственен за депортацию людей вроде Хаймлера и Леви. В отличие от случая с Маргарет Бубер, предполагаемый опыт пребывания в концлагерях Хаймлера и Леви начался гораздо позже публичного заявления президента США Франклина Д. Рузвельта о безоговорочной капитуляции, сделанного им в Касабланке 13 января 1943 года. Многие эксперты считают, что это заявление оказало большое влияние на продолжение войны и на продвижение коммунистических целей в Европе. Желание Германии заключить компромиссный мир к лету 1942 года никоим образом не ограничивалось одной немецкой оппозицией Гитлеру. Вальтер Шелленберг (Walter Schellenberg) в книге "The Schellenberg Memoirs" ("Мемуары Шелленберга", Лондон, 1956) раскрывает тот факт, что уже в августе 1942 года Гейнрих Гиммлер был готов рассматривать компромиссный мир, исходя приблизительно из территориальных позиций Германии на 1 сентября 1939 года. Характерные попытки Гиммлера заключить мир ещё в 1942 г. были впоследствии подтверждены шведскими официальными источниками. Шелленберг стал руководящим лицом в СД (службе безопасности СС) после убийства в 1942 году в Богемии британскими агентами Рейнхарда Гейдриха (Reinhard Heydrich). Он последовательно оказывал умеренное влияние на Гиммлера.

Безоговорочная капитуляция, вне всякого сомнения, означала продолжение войны до победного конца и шла на пользу Советской России. Генерал Дж. Ф. Фуллер (J. F. C. Fuller) в книге "The Second World War" ("Вторая мировая война", London, 1948, pp. 258-9) объясняет, что "Россия станет крупнейшей военной силой в Европе и, следовательно, будет господствовать в Европе". Полковник Ф. Микше (F. C. Miksche) в книге "Unconditional Surrender" ("Безоговорочная капитуляция", London, 1952, p. 255) утверждает, что "политика безоговорочной капитуляции, провозглашённая президентом Рузвельтом в Касабланке и подкреплённая легкомысленной пропагандой, была неосторожно приведена в действие".

Джордж Н. Крокер (George N. Crocker) в книге "Roosevelt's Road to Russia" ("Рузвельт на пути в Россию", Chicago, 1959, p. 182) отмечает, что немцы бились с отчаянным мужеством и что "слова Рузвельта обвились вокруг шеи Америки и Британии словно дохлый альбатрос".

Заявление о безоговорочной капитуляции отнюдь не было внезапной идеей Франклина Рузвельта, пришедшей ему в голову в Касабланке. Комптон Маккензи (Compton Mackenzie) в книге "Mr. Roosevelt" (N.Y., 1944, p. 251) датирует происхождение плана о безоговорочной капитуляции к периоду "семейной беседы" Рузвельта от 29 декабря 1940 года, примерно за год до формального вступления США во Вторую мировую войну.

Альфред Фагтс (Alfred Vagts) в статье "Unconditional Surrender — vor und nach 1943" ("Безоговорочная капитуляция — до и после 1943 года", Vierteljahrshefte fuer Zeitgeschichte, 1959/3) подробно и обстоятельно объясняет то, как Вторая мировая война, по сути дела, стала "крестовым походом" на основе безоговорочной капитуляции с момента, как Соединённые Штаты формально вступили в войну. Не было практически никакой критики в отношении этой политики — до и после Касабланки — со стороны ближайшего окружения Рузвельта (Уильям Буллитт (William C. Bullitt) является счастливым исключением). Эллиотт Рузвельт (Elliott Roosevelt) в книге "As He Saw It" (N.Y., 1946, p. 117) заявляет, что создавалось впечатление, будто безоговорочную капитуляцию придумал сам "дядюшка Джо" Сталин.

Однако на самом деле идея о безоговорочной капитуляции Германии была не совсем американского происхождения, несмотря на то, что Рузвельт провозгласил этот лозунг в Касабланке в январе 1943 года. Политику подобного рода развернули британцы. В самом деле, её основы присутствовали в военных планах лорда Галифакса задолго до сентября 1939 года. Подтверждение пришло в начале сентября 1939 года, когда Галифакс и англичане отказались принять итальянский план по прекращению германо-польской войны — план, на который Гитлер дал своё согласие. Затем англичане отклонили предложения Гитлера о мире в конце германо-польской войны. После Дюнкерка британцы ещё раз отвергли предложения Гитлера о щедром мире. Англичане как при Галифаксе и Чемберлене, так и при Черчилле считали, что Германия должна быть разрушена до основания.

После некоторых раздумий Рузвельт, похоже, осознал (как минимум, на мгновение) недальновидность политики подобного рода и 23 мая 1944 года отправил ноту Черчиллю и Сталину, советуя возвратиться к политике Вудро Вилсона и предлагая сделать обращение к немецкому народу через головы Гитлера и его правительства, предлагая мир в том случае, если национал-социалистическое правительство будет свергнуто. Черчилль тотчас же отвергнул это предложение и 24 мая произнёс речь в палате общин, в которой заявил, что Британия не примет ничего, кроме безоговорочной капитуляции. Сталин также наложил вето на предложение Рузвельта, 26 мая. После этого Рузвельт уже не предпринимал усилий, чтобы остановить крестовый поход безоговорочной капитуляции (Gerhard Ritter, "The German Resistance", N.Y., 1958, p. 274; John L. Snell, "Wartime Origins of the East-West Dilemma over Germany", New Orleans, 1959, p. 128).

Множество книг было написано о попытках немецкой оппозиции по отношению к Гитлеру прийти к удовлетворительному соглашению с западными державами в 1942 году для того, чтобы получить внутри Германии достаточную поддержку для установления — революционным путём — нового правительства, которое, разумеется, не было бы антиеврейским. Ханс Б. Гисевиус (Hans B. Gisevius) в книге "To the Bitter End" ("До горького конца", N.Y., 1948, p.p. 448ff.) и Фабиян фон Шлабрендорфф (Fabian von Schlabrendorff) в книге "Revolt against Hitler" ("Восстание против Гитлера", N.Y., 1948, pp. 117ff.) подчёркивают значимость удовлетворительного соглашения между Германией и западными державами об условиях мира. Аллен Даллес (Allen Dulles) в труде "Germany's Underground" ("Германское подполье", N.Y., 1947, p.p. 167ff) обращает внимание на то, что он, глава Бюро стратегических служб, руководивший американским шпионажем из Швейцарии, в 1942 году благоволил положительному соглашению с немецкой оппозицией и решительно представлял свои взгляды американским властям у себя дома. Герхард Риттер (Gerhard Ritter) в книге "Carl Goerdeler und die deutsche Widerstandsbewegung" (Stuttgart, 1954; Am. ed., The German Resistance, N.Y., 1958) раскрывает тот факт, что Гёрделер (которого прочили на пост главы будущего оппозиционного правительства) пришёл в отчаяние, услышав о заявлении о безоговорочной капитуляции.

Существует несметное количество доказательств того, что американские власти имели веские причины полагать, будто война может быть доведена до быстрого конца после того, как высадки в Северной Африке и поражение вермахта под Сталинградом создали положительные условия для заключения мира, которые были представлены Германии в Швейцарии посредством делегатов от немецкой оппозиции. Роберт Шервуд (Robert Sherwood) в работе "Roosevelt and Hopkins" (N.Y., 1948, pp. 650ff.) раскрывает тот факт, что основной причиной, по которой Рузвельт в 1943 году сделал заявление о безоговорочной капитуляции, было помешать восстанию в Германии и неотразимому предложению о мире даже без специальных поощрительных условий со стороны западных держав. К тому времени Рузвельт явно не хотел, чтобы Германия избежала конечного и полного поражения в войне — так, как она сделала посредством переговоров об условной капитуляции с президентом Вильсоном в 1918 году.

Поразительно, что со времени войны большинство писателей, критично настроенных к безоговорочной капитуляции, почти целиком сосредоточились на печальном влиянии этой политики на продление бойни военными действиями и содействие окончательному коммунистическому контролю над Европой. Это удивительно, поскольку из общего числа произведений о Второй мировой войне теме влияния войны на европейских евреев было придано большее значение, чем какой-либо другой. Несомненно, что можно было ожидать раннего исчерпывающего исследования последствий и влияния безоговорочной капитуляции на судьбу европейских евреев. Сейчас многие стороны утверждают, будто бы летом 1942 года американские еврейские лидеры получили сообщения из Европы, убедивших их, что Гитлер хотел в прямом смысле слова осуществить физическое уничтожение европейского еврейства. Было бы логично предположить — если бы эти рассказы были полностью правдивы, — что американские еврейские лидеры попытались бы спасти европейских евреев от такой жуткой судьбы с помощью как можно скорейшего прекращения войны. Окончание войны было бы единственным эффективным средством помощи при якобы имевших место обстоятельствах. Можно полагать, что американское еврейство было гораздо сильнее потрясено заявлением Рузвельта о безоговорочной капитуляции в январе 1943 года, нежели назначением Гитлера канцлером Германии в январе 1933 года.

Генри Моргентау (Henry Morgenthau, Jr.) в статье "The Refugee Run-Around" (журнал "Colliers", Nov. 1, 1947) утверждает, будто бы правительство США ещё с августа 1942 года знало, что евреев якобы убивают в больших количествах. Тем не менее, Моргентау и его помощник-коммунист Гарри Декстер Уайт (Harry Dexter White) являлись горячими сторонниками безоговорочной капитуляции как до, так и после Касабланки. Они также являлись американскими сторонниками советского плана о превращении Германии в пастбище для скота. Этот план был принят Рузвельтом и Черчиллем на конференции в Квебеке 1944 года и вскоре о нём узнал как Гитлер, так и оставшаяся немецкая оппозиция.

Существовало множество видных американских еврейских лидеров, которые могли побудить Рузвельта последовать совету Аллена Даллеса и прекратить войну, но они этого не сделали. Маргарет Л. Койт (Margaret L. Coit) в книге "Mr. Baruch" (Boston, 1957, pp. 468ff.) доказывает, что Бернард Барух имел большее влияние на Рузвельта, чем Уильям Буллитт, который выступал против безоговорочной капитуляции — хотя Буллитт неплохо потрудился на Рузвельта в 1939 году, провоцируя начало войны в Европе. Барух (так же как и Моргентау, и другие советники-евреи Рузвельта) был в 1942 году страстным сторонником безоговорочной капитуляции, хотя эта политика была так или иначе рассчитана на то, чтобы вызвать как можно бóльшие людские потери среди евреев.

Можно только надеяться на то, что в скором времени найдётся честный и хорошо осведомлённый еврейский писатель, который подробно разъяснит этот феномен, который должен был быть невероятно чудовищным и просто непостижимым в свете сообщений о якобы имевшем место уничтожении евреев в 1942 году. Более того, политика интернирования, проводимая германским правительством с марта 1942 года, означала чудовищные страдания для многих евреев в свете политики безоговорочной капитуляции, проводимой Рузвельтом, не говоря уже о якобы проводимой Германий политики преднамеренного уничтожения евреев.

Исаак Цаар (Isaac Zaar) в книге "Rescue and Liberation: America's Part in the Birth of Israel" ("Спасение и освобождение — роль Америки в рождении Израиля", N.Y., 1954, pp. 39ff.) восторженно описывает крупный съезд нью-йоркских евреев от 9 марта 1943 г. При данных обстоятельствах это выглядит грустно и иронично. Бен Хехт (Ben Hecht) представил на съезде свою драматическую еврейскую постановку "Мы никогда не умрём" ("We Will Never Die"; музыка — Курт Вейль (Kurt Weill), производство — Билли Роуз (Billy Rose), режиссёр — Мосс Харт (Moss Hart)). Всего лишь несколькими неделями ранее публичное объявление американским президентом безоговорочной капитуляции гарантировало длительные и ненужные страдания миллионам европейских евреев, а также сотням миллионам других европейцев.

Сайрус Адлер (Cyrus Adler) и Аарон Маргалит (Aaron Margalith) в книге "With Firmness in the Right: American Diplomatic Action Affecting Jews, 1840–1945" ("С уверенностью в правоте: американские дипломатические акции, затрагивающие евреев. 1840–1945 гг.", N.Y., 1946, pp. 418ff.) утверждают, что 21 августа 1942 г. Рузвельт сделал якобы верный шаг, предупредив, что за все намеренные эксцессы против евреев последует возмездие. Упор здесь явно делается на мести, а не на незамедлительной помощи европейским евреям. Неограниченная американская юрисдикция в послевоенной Германии, равносильная "безоговорочной капитуляции", было отчётливо выражена в предположении, что США будет в состоянии проводить возмездие в каждом случае, в котором имели место эксцессы. Эта угроза, повторенная 17 декабря 1942 г., выглядит весьма устрашающе в контексте официальной политики безоговорочной капитуляции, принятой в следующем году.

В апреле 1943 года была организована "Срочная конференция по спасению европейских евреев". Единственным человеком на конференции, который был против безоговорочной капитуляции, являлся Герберт Гувер (Herbert Hoover), причём он был всего лишь почётным председателем. Принятое решение было во многих отношениях схоже с тем, которое позже принял Бранд, и предусматривало эмиграцию евреев из Европы во время продолжения военных действий. Это была, мягко говоря, утопическая и неудовлетворительная политика по сравнению с поощрением скорейшего окончания войны. Это особенно справедливо, учитывая нежелание данной группировки вести какие-либо переговоры с немцами. Всеобъемлющее немецкое предложение по эмиграции европейских евреев, представленное Адольфом Эйхманом в Лиссабоне в 1940 году и ещё раз — в Берлине в 1941 году, не принесло никаких результатов, а любая обширная эмиграция европейских евреев была, по сути дела, прекращена после начала войны между Германией и СССР в июне 1941 года.

В марте 1942 года британцы запретили высадку в Палестине немецкого парохода "С. С. Штрума" ("S.S. Struma") с 769 пассажирами-евреями из Европы. Вскоре после этого пароход затонул; спасся только один человек. Ещё более ужасающей была история, происшедшая ранее с французским лайнером "Патрия" ("Patria"). 25 ноября 1940 года лайнер был подожжён и потоплен английскими военными кораблями вблизи Хайфы. Тогда погибло 2.875 евреев. На конференции в Вашингтоне от 27 марта 1943 года Антони Идэн (Anthony Eden) привёл британские возражения по эвакуации европейских евреев в военное время (Адлер и Маргалит, там же, стр. 396; Шервуд, там же, стр. 717).

Помимо эмиграции, "Срочная конференция" предлагала бомбить концлагеря. Мотивом для этого стало не столько стремление снизить промышленное производство, связанное с лагерями, сколько желание стереть лагеря с лица земли. Это основывалось на наивном предположении, что узники не будут убиты, а смогут сбежать. Было просто непостижимо представить, что сможет сбежать большое число узников. Высокие людские потери в результате бомбёжек и разрушения средств обеспечения заключённых были бы неизбежны. Бомбардировки, действительно проводившиеся в 1945 году, с сопутствующими им кровопролитием и лишениями, создали, вне всякого сомнения, самые худшие условия, имевшие место в немецких концлагерях (Цаар, Там же, стр. 60).

Последовавшие в безысходном контексте безоговорочной капитуляции усилия, за исключением эффективной раздачи гуманитарной помощи заключённым концлагерей посредством Международного Комитета Красного Креста, были в равной степени незначительными. 22 января 1944 года Франклин Рузвельт поручил своему помощнику Моргентау финансировать специальный Военный комитет по беженцам. Крохотная группа из 984 европейских евреев была доставлена под его покровительством в специальный лагерь для беженцев в Освего (штат Нью-Йорк) в июле 1944 года. Оккупация Германией в марте 1944 года Венгрии, которая, вероятнее всего, не имела бы место, если бы не угроза безоговорочной капитуляции, привела к созданию 2 апреля 1944 г. Нью-йоркской конференции венгерских евреев. Эта группа убеждала Сталина ускорить военные действия против венгров, как решающее средство помощи венгерским евреям. Это было лучшей помощью, которую они могли предложить венгерскому еврейству (Цаар, Там же, стр. 78-141).

11. Леон Поляков и заявление Вислицени

Легенда о геноциде стала распространяться с возросшим усердием после грубого заявления о безоговорочной капитуляции. После Второй мировой войны с немногих немецких подсудимых, находящихся в заключении у союзников, стали выбиваться многочисленные заявления для того, чтобы документально подтвердить обвинение о постепенном сдвиге к политике уничтожения европейских евреев после начала войны между Германией и СССР в июне 1941 года. Многие из этих так называемых ключевых заявлений появились в книге Леона Полякова (Léon Poliakov) и Джозефа Вульфа (Josef Wulf) "Das Dritte Reich und die Juden: Dokumente und Aufsatze" ("Третий рейх и евреи: документы и статьи", Berlin, 1955). Поляков является директором Центра документации "Juive Contemporaine" в Париже, открытым Исааком Шнеерсобном (Isaac Schneersobn) в 1943 году во время немецкой оккупации. В 1944 году временный президент Франции Шарль де Голль предоставил Центру картотеку Немецкого посольства в Париже. Здешняя коллекция материалов по германской политике в отношении евреев в период 1933–1945 годов более обширна, чем любая другая, включая Центр документации по преступлениям нацистов в Хайфе и аналогичную библиотеку Альберта Винера в Лондоне.

Самым знаменитым из ключевых "документов" является заявление Дитера Вислицени, полученное 18 ноября 1946 г. в тюрьме, расположенной в контролируемой коммунистами Братиславе. Вислицени, который был журналистом до перехода на полицейскую работу, являлся помощником Адольфа Эйхмана в Еврейском отделе Главного управления государственной безопасности до своего назначения в Словакии. Во время нахождения под арестом Вислицени дошёл до нервного истощения и на него находили многочасовые неконтролируемые приступы рыдания вплоть до самой казни.

Заявление Вислицени начинается достаточно убедительно. В нём указывается, что рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер являлся ярым сторонником еврейской эмиграции. В период с марта 1938 г. по январь 1939 г. немцы убедили покинуть Австрию свыше 100 тысяч евреев. Впоследствии эта цифра достигла 222 тысяч из общего числа в 280 тысяч австрийских евреев. Специальный Институт по еврейской эмиграции в Праге дал выдающиеся результаты в период после марта 1939 года и обеспечил окончательную эмиграцию 260 тысяч евреев.

Пункты, изложенные выше, не вызывают сомнений, но за ними следует комментарий — якобы от Вислицени, — что в 1939 году война с Польшей добавила свыше 3 миллионов евреев в немецкую сферу влияния. Это является крупной статистической ошибкой для любого эксперта по европейским евреям. В той части Польши, что была оккупирована Россией, находилось свыше 1 млн. 130 тыс. евреев, а цифра в три с лишним миллиона евреев вряд ли может быть реальной даже для всей довоенной территории Польши. По оценкам, до войны из Польши эмигрировало 500 тысяч евреев. Перепись в Польше от 1931 года установила, что число польских евреев составляет 2.732.600 человек (Reitlinger, "Die Endlösung", Berlin, 1956, p. 36). Вдобавок, в 1939 году как минимум 250 тысяч евреев эвакуировалось из западной Польши в советскую оккупационную зону. Если из 2.732.600 вычесть 1.880.000 и принять во внимание естественный прирост еврейского населения, то число польских евреев под немецким контролем к концу 1939 года с трудом достигает 1.100.000 человек ("Gutachten des Instituts fuer Zeitgeschichte", Munich, 1958, p. 80).

Заявление Вислицени подчёркивает то, что эмиграция евреев с территорий, оккупированных Германией, продолжилась и после начала войны. В качестве типичного примера приводится эмиграция евреев из Данцига через Румынию и Турцию в сентябре 1940 года. Идею о переселении евреев на Мадагаскар Гиммлер и Эйхман переняли от поляков. Последние в 1937 году отправили на Мадагаскар экспедицию Михаля Лепецкого (Michal Lepecki), которую сопровождали еврейские делегаты. Теодор Герцль (Theodor Herzl) — основатель сионизма — также считал Мадагаскар хорошей возможной базой для будущего еврейского государства. Мадагаскар означал для Гиммлера и Эйхмана "окончательное решение" еврейского вопроса. Даже после начала войны с СССР мадагаскарский план по-прежнему обсуждался в течение многих месяцев.

Заявление Вислицени продолжается утверждением, что до июня 1941 года условия проживания евреев в Германии (включая Австрию) и протекторате Богемия-Моравия были не хуже, чем до войны. В Польше евреи вернулись к их привычной и традиционной жизни в гетто, где были размещены военные заводы, чтобы обеспечить евреев соответствующей работой.

12. Начало войны с Россией от 22 июня 1941 года

Оперативные группы

После начала войны с Россией будто бы последовали два важных события. В июле 1941 года Гитлер отдал приказ расстреливать политических комиссаров, взятых в плен вместе с советскими частями (ещё в 1939 году к Красной армии было приставлено 34 тысячи этих политических агентов, имевших специальные полномочия). Согласно так называемому заявлению Вислицени, специальные оперативные группы (Einsatzgruppen) — применявшиеся как для этой задачи, так и для уничтожения партизан — вскоре получили приказ расширить свои действия вплоть до "повсеместной бойни" советских евреев. В марте 1942 года поступило решение сосредоточить всех европейских евреев в Польском генерал-губернаторстве или концентрационных лагерях. И это будто бы стало прелюдией к уничтожению европейских евреев (Поляков и Вульф, Там же, pp. 87ff.)

Деятельность оперативных групп играла большую роль в деле, представленном советским обвинителем Руденко в Нюрнберге на главном процессе, а также на трёх последующих процессах над руководителями СС. Обвинение против четырёх оперативных групп, созданных в мае 1941 года накануне превентивной войны Германии против СССР, было подготовлено — не без советской помощи — американским обвинителем Телфордом Тейлором (Telford Taylor). Он заявил, что эти четыре группы войск безопасности, предназначенные для борьбы с партизанами и комиссарами, убили не менее одного миллиона мирных еврейских жителей в западной России и на Украине только из-за того, что те были евреями. Не существовало никаких достоверных данных, могущих подтвердить это заявление, однако 5 ноября 1945 г. Отто Олендорфа (Otto Ohlendorf), главу южной оперативной группы Д, "уговорили" подписать заявление, согласно которому под его командованием было убито 90 тысяч евреев.

Процесс над Олендорфом состоялся только в 1948 году, гораздо позже главного Нюрнбергского процесса, и к тому времени он настаивал на том, что его раннее заявление было выбито из него с помощью пыток. В своей основной речи незадолго до трибунала 1948 года Олендорф уличил во лжи еврея Филипа Ауэрбаха, генерального прокурора Баварского государственного отдела по компенсациям, который заявил недавно, что будет добиваться компенсации для своих "11 миллионов евреев", прошедших через концлагеря. Олендорф насмешливо утверждал, что "только микроскопическая часть" людей, для которых Ауэрбах требует компенсацию, когда-либо видела концлагерь. В конце концов, Олендорф был казнён в 1951 году, но он успел увидеть, как Ауэрбах был осуждён за хищение имущества и мошенничество.

Олендорф объяснял трибуналу, что его формирования часто вынуждены были предпринимать энергичные усилия по предотвращению еврейских погромов, которые организовывали местные жители в России в немецком тылу. Он отрицал то, что все оперативные группы, когда-либо использовавшиеся на войне на восточном фронте, совершили даже четверть от всего того, что вменяло им обвинение. Он настаивал на том, что незаконная партизанская война в СССР забрала гораздо больше человеческих жизней из числа солдат и офицеров регулярной немецкой армии (русские хвастались, что партизаны убили 500 тысяч человек). Незадолго до своей казни в 1951 году Олендорф составил горькое обращение, в котором обвинил западных союзников в лицемерии — в том, что они требовали с Германии отчёта по общепринятым законам ведения войны, в то время как немцы воевали с беспощадным советским противником, который эти самые законы не соблюдал.

Впоследствии замечательный английский юрист Р. Т. Пейджет (R. T. Paget) составил тщательный отчёт — "Manstein, his Campaigns and his Trial" ("Манштейн, его походы и суд над ним", London, 1951) (Олендорф находился под начальством Манштейна). В нём Пейджет делает вывод, что обвинительная сторона, приняв советские цифры, завысила число погибших от рук оперативных групп более чем в 10 раз, а ситуации, в которых в основном совершались эти действия, были сильно искажены. Несмотря на это, стало общераспространённой легендой то, что физическое уничтожение евреев в Европе началось в 1941 году с деятельности оперативных групп против советского противника.

Поляков и Вульф цитируют также заявление бывшего сотрудника Эйхмана, доктора Вильгельма Хёттля, о том, что в декабре 1944 года Эйхман сказал, будто в период с 1941 г. по 1942 г. оперативные группы убили не менее двух миллионов евреев. Это заявление не было принято всерьёз даже американским трибуналом, судившим Олендорфа и вынесшим ему смертный приговор. Стоит отметить, что советская восточная Галиция должна была быть включена в "пострадавшую" территорию, однако незадолго до 1 июля 1943 г. около 434.329 евреев из восточной Галиции были перевезены немцами на запад ("Gutachten des Instituts fuer Zeitgeschichte", 1958, p. 231). Это даёт кое-какое понятие об "основательности" этой так называемой генеральной бойни советских евреев в 1941–1942 годы. Хёттль был завербован американской разведкой на заключительной стадии войны, и, думается, он говорил всё, о чём его просили следователи — без обычных пыток третьей степени и жёсткого давления. Цифры Хёттля превысили даже сумасбродные оценки, данные советским обвинителем Руденко.

В последнее время ни один серьёзный писатель не заявлял, что политика уничтожения европейских евреев имела место до войны с Россией, начавшейся 22 июня 1941 г. (Ранние книги — такие, как Gerald Abrahams, "Retribution", N.Y., 1941 и J. Ben-Jacob, "The fewish Struggle", N.Y., 1942 — выдвигали подобные претензии.) Леон Поляков в книге "Harvest of Hate: the Nazi Program for the Destruction of the Jews of Europe" ("Урожай ненависти. Нацистская программа по уничтожению евреев в Европе", N.Y., 1954, pp. 108ff.) признаёт, что не было найдено ни одного документа, который бы подтверждал, что до этого дня проводилась политика уничтожения. Он преподносит это следующим образом: "Трое из четырёх людей, игравших руководящую роль в составлении плана о полном уничтожении, мертвы, а документы не сохранились; возможно, таковых никогда и не существовало". Вывод из подобного заявления ясен. Неопределённая ссылка на "троих из четырёх людей" показывает, что якобы имевшийся план на самом деле является туманным предположением со стороны автора.

В отсутствии доказательств Поляков делает предположение, что план по уничтожению евреев должен был появиться где-то между июнем 1940 г. и июнем 1941 г. Он добавляет (явно излишне), что уничтожение никогда не было частью первоначального национал-социалистического плана по обращению с евреями. Он утверждает, что решение об уничтожении было принято тогда, когда стало очевидно, что Германия вовлечена в длительную войну с сомнительным концом. Он предполагает, что Гитлер был полон решимости отомстить за бойню немецкого народа резней евреев. Однако тот же автор утверждает, что Гитлер отказался от программы по уничтожению в октябре 1944 года, из-за страха перед возмездием в том случае, если Германия проиграет войну.

Поляков отмечает, что Эйхман был занят мадагаскарским проектом по переселению евреев за границу весь 1941 год, однако в феврале 1942 года Министерство иностранных дел Германии было проинформировано, что от этого плана придётся отказаться — по крайней мере, временно. Поляков утверждает, что немцы, безусловно, подумывали об уничтожении евреев, когда отложили план по их переселению на другой континент. Отсюда он делает вывод (который он просто не может не предъявить!), что немцы не рассматривали план по переселению евреев в Восточную Европу взамен "заморского" плана.

Согласно Полякову, существовали три отчётливых этапа политики полного уничтожения. Первый этап начался в июне 1941 года и был направлен исключительно против советских евреев. В марте 1942 года начался второй этап, представлявший первые действия по сбору в одном месте множества евреев из оккупированной Германией Европы и размещению их либо в Польше, либо в концентрационных лагерях. Третий этап начался в октябре 1942 года и представлял собой действия по сосредоточению большинства евреев, включая польских, в лагерях. Заключительный этап полного интернирования должен был предполагать окончательный отказ от переселения евреев как в Восточную Европу, так и на Мадагаскар.

Поляков утверждает, что уничтожение евреев в концлагерях практиковалось на протяжении всего второго и третьего этапов. Он соглашается с вышеприведённым из коллекции документов заявлением Дитера Вислицени о том, что в октябре 1944 года Гиммлер отказался от плана по уничтожению европейских евреев. Поляков заявляет, что Геринг принимал участие в программе по уничтожению, хотя Чарльз Бьюли (Charles Bewley) в книге "Hermann Göring" ("Герман Геринг", Göttingen, 1956) обращает внимание на то, что в Нюрнберге не было найдено ни одного доказательства в подтверждение этого обвинения.

 

13. Мифическая конференция от 20 января 1942 года

[Конференция в отеле у озера Ванзее все-таки имела место в январе 1942 года, но рекомендации, принятые на ней чиновниками не самого высокого ранга, касались не "уничтожения" евреев, а всего лишь их депортации на восток. Об этом можно узнать из противоречивого и сомнительного протокола, который никем не подписан. Это было обыкновенное рабочее совещание, которое неправомочно было принимать каких-либо решений или распорядительных документов. — прим. Пер]

В то время, когда советских евреев будто бы расстреливали где только могли найти (обвинение, на поверку оказавшееся ложным!), 20 января 1942 г. в Берлине якобы состоялась важная конференция "Am Grossen Wanssee Nr. 5658" ("Ванзейская конференция"). На этой конференции будто бы председательствовал Рейнхард Гейдрих, который якобы сказал, что он уполномочен Герингом обсуждать планы по истреблению европейских евреев ("Das Dritten Reich und die Juden", pp. 120ff.). Считается, что информацию обвинению об этой конференции предоставил Ханс Франк (Hans Frank), однако он ни разу не упоминает об этом в своих воспоминаниях — "Im Angesicht des Galgens" ("В тени виселицы", Munich, 1953). Более того, это печальный факт, но Франку ни разу не предоставили возможности объяснить или подтвердить любую выдержку, якобы взятую из его личной картотеки из 42 томов, составленной во время его генерал-губернаторства в Польше. Не было найдено никого, кто мог бы подтвердить мнимые сведения об этой конференции, хотя статс-секретарь министерства внутренних дел Вильгельм Штуккарт (Wilhelm Stuckart), которому было ошибочно приписано главное авторство Нюрнбергских законов (на самом деле их автором был помощник Аденауэра Ханс Глобке (Hans Globke)), и унтер-статс-секретарь Министерства иностранных дел Германии Ханс Лютер (Hans Luther) были причислены к таковым.

Гейдрих будто бы сказал, что процесс по переселению евреев из Европы не принёс результатов, так как начиная с 1933 года эмигрировало не более 537 тысяч человек. Эта, смехотворно низкая, цифра решительно опровергается официальной немецкой статистикой. Цифра в 537 тысяч с грехом пополам может превысить эмиграцию евреев разве что из Польши в течение того же периода. Гейдрих также будто бы сказал, что в Европе проживало 11 миллионов евреев и что 95 % из них находилось в германской зоне оккупации. Как ни странно, но в том же заявлении указывается, что в 1941 году более чем половина европейских евреев находилась на территории СССР, а более чем один миллион евреев причислялся к вишистской Франции и Англии. Нелепость этих данных очевидна. Тем не менее, в мнимом протоколе указывается, что они были приняты на конференции эрудированными и хорошо осведомлёнными господами без возражений.

Следующим шагом в мнимом плане Гейдриха по уничтожению евреев являлась их концентрация в ключевых зонах, и поэтому мнимая Ванзейская конференция от 12 января 1942 г. расценивается как сигнал ко второму этапу в процессе уничтожения евреев. Вскоре после этого немцы начали перемещать некоторых варшавских евреев в Люблин. 310.322 из них было отправлено к концу лета 1942 года. Первые депортации евреев из Германии Поляков относит к октябрю 1941 года, более широко они применялись в оккупированных странах.

Свен Хедин в книге "Ohne Auftrag in Berlin" ("В Берлине без назначения", Buenos Aires, 1949, pp. 141ff.) рассматривает отправку Генрихом Гиммлером 1.200 евреев из Штеттина уже в марте 1940 года. Хедин прибыл в Германию из Швеции в связи с личными усилиями по обеспечению немецкого посредничества в советско-финской войне 1939–1940 годов. Он получил отчёт от одного шведского журналиста, в котором утверждалось, что в среде евреев из Штеттина царили бесчеловечные условия, однако Гиммлер отрицал это и заявил, что всего лишь одна пожилая женщина умерла во время поездки. Это является явным исключением из предположения Полякова, согласно которому ни один еврей не был вывезен из Германии до октября 1941 года.

14. Роль Рудольфа Хесса в управлении концлагерей в военное время

Характер мемуаров Хесса

Понятие о лагере смерти как об орудии уничтожения евреев возвращает нас к Освенциму. Книга Полякова "Harvest of Hate" придаёт большое значение польскоязычным мемуарам "Wspomnienia", написанные Рудольфом Хессом (Rudolf Höss). Впоследствии они были опубликованы в Англии под названием "Commandant of Auschwitz" ("Комендант Освенцима", London, 1960). Хесс был комендантом того, что считается самым крупным лагерем смерти во всей мировой истории.

Тот факт, что эти мемуары были опубликованы коммунистами, делает абсолютно невозможным признать их достоверность без решительных оговорок. К тому же показания Хесса британским офицерам безопасности вроде Фленшбурга, а также на Нюрнберге были сделаны под допросами третьей степени и пытками. Это заставляет очень сильно сомневаться в том, что слова, приписываемые Хессу после его задержания в 1946 г., имеют много общего с действительностью. Даже Джеральд Райтлингер — который хватается за каждую ниточку, лишь бы подтвердить программу по уничтожению — отвергает показания, данные Хессом на Нюрнберге, как не заслуживающие ни малейшего доверия.

Нашей целью при рассмотрении "воспоминаний" Хесса является определить, насколько правдоподобно (если здесь вообще можно говорить о правдоподобности!) коммунисты предоставили этот материал. Фотографии зверств из англоязычного издания были "предположительно" сделаны "неизвестным эсэсовцем", получившим на это "особое разрешение". Они будто бы были найдены одной еврейкой в Судетской области и проданы еврейскому музею в Праге. Не существует абсолютно никаких доказательств, что эти фотографии подлинны. Они, несомненно, похожи на изображения груд трупов, представляющих собой мирных жителей, якобы убитых немцами во время их восточных походов во время Первой мировой войны, однако впоследствии было доказано, что это — евреи (и не только), убитые в погромах, имевших место в царской России ещё до 1914 года.

Предисловие к американскому изданию мемуаров Хесса было написано Лордом Ливерпульским Эдвардом Ф. Расселлом (Lord (Edward F.) Russell), известным своими антинемецкими высказываниями. Расселл является автором книги "The Scourge of the Swastika" ("Бич свастики", Нью-Йорк, 1954), которая содержит краткий обзор "доказательств" жестокостей, представленных в Нюрнберге. Этот обзор заканчивается устаревшими заявлениями о том, что Дахау был лагерем смерти. К тому времени подобные заявления о Дахау уже были опровергнуты и отвергнуты Мюнхенским кардиналом Фаулхабером (Faulhaber).

Упомянув в предисловии к Хессу, что в Германии на момент начала Второй мировой войны было очень мало лагерей и заключённых, Расселл продолжает заявлением, что во время войны не менее пяти миллионов евреев погибло в немецких концлагерях. Он рассматривает другие оценки и — удовлетворившись тем, что он был между теми, кто заявлял о шести миллионах, и теми, кто заявлял о четырёх, — приходит к выводу: "Подлинное число, однако, никогда не станет известным". К этому можно добавить только то, что Расселл не имел права заявлять о "не менее пяти миллионах". Можно было ожидать, что несмотря на то, что прошло много времени, сейчас должно было быть больше стремления убедить такие страны, как США, Англия, СССР и страны соцлагеря, подсчитать еврейское население их стран и предоставить соответствующие данные.

Местечко под Освенцимом было отобрано для концентрационного лагеря в 1940 году якобы из-за того, что, вдобавок к хорошим транспортным средствам, это было ужасно нездоровое место. Это наглая ложь. Справочник "Ное Брокгауз" ("Neue Brockhaus") от 1938 года указывает, что население в городе Освенцим составляет 12 тысяч человек, включая 3 тысячи евреев. Хотя это местечко и не было популярным курортом, оно пользовалось хорошей репутацией благодаря здоровому и бодрящему климату Верхней Силезии.

Рассказ о своей жизни Хесс в убедительной манере начинает с отчёта о счастливом детстве в германской земле Рейн. Первым волнующим событием для Хесса было нарушение правила исповеди одним католическим священником, который донёс на него его отцу про незначительный проступок. Хессу удалось в раннем возрасте вступить в немецкую армию, в 1916 году. Его отправили в Турцию. Он также служил на фронтах в Ираке и Палестине. В 17 лет он был уже сержантом с широким боевым опытом и Железным крестом. Его первый любовный опыт имел место в Палестине в Вильгельмском госпитале с немецкой медсестрой. Конец войны настиг Хесса в Дамаске. Три месяца самостоятельного путешествия во главе группы однополчан привели его домой; благодаря этому он избежал интернирования.

Хессу не удалось наладить домашнюю послевоенную жизнь с родными, и он поступил на службу в Добровольческий корпус Россбаха. Он служил на востоке и 28 июня 1923 г. был арестован за участие в убийстве коммунистического шпиона. 15 марта 1924 г. Хесс был приговорён к десяти годам тюрьмы. 14 июля 1928 г. был амнистирован. Хотя у него и был короткий период умственного расстройства, Хесс получил репутацию примерного заключённого.

После освобождения Хесс провёл десять увлекательных дней в Берлине в компании с друзьями, перед тем как устроиться на ферму. Он полагал, что национал-социализм будет лучше всего служить интересам Германии, и уже в ноябре 1922 года в Мюнхене Хесс становится партийным членом № 3240. В 1928 году он вступил в фермерское братство Артаманена, к которому также принадлежал и Гиммлер. В 1929 году он женился и по настоянию Гиммлера вступил в СС. В 1934 он согласился служить в концентрационном лагере Дахау.

С самого же начала Хесс был поражён царившей в Дахау враждебной холодностью по отношению к заключённым, которая внушалась охранникам-эсэсовцам местным комендантом, впоследствии заменённым. Хесс сам когда-то был заключённым и смотрел на вещи с точки зрения последнего. Несмотря на это, он полагал, что концлагеря являются необходимым промежуточным этапом на пути консолидации национал-социализма. Его очень привлекала чёрная эсэсовская форма, являвшаяся символом качества и престижа. Через несколько лет его перевели в Заксенхаузен, где царила более благоприятная атмосфера.

Начало войны от 1939 года принесло новый этап в лагерную службу эсэсовцев. Враги Германии поклялись уничтожить национал-социалистический рейх. Это было вопросом жизни и смерти, а не просто судьбой нескольких земель. Эсэсовцы должны были удерживать бастионы порядка перед тем, как снова наступит мир и будет выработан новый свод законов. Высокопоставленный эсэсовский офицер, чья халатность привела к побегу одного важного заключённого-коммуниста, был казнён его сослуживцами по прямому приказу Гиммлера. Это убедило всех эсэсовцев из Заксенхаузена в серьёзности ситуации. Некоторые из заключённых были амнистированы в 1939 году, согласившись служить в немецких вооружённых силах.

В 1939 году произошёл неприятный случай. Несколько профессоров из Краковского университета были доставлены в Заксенхаузен. Однако несколько недель спустя они были освобождены после вмешательства Геринга. В Заксенхаузене Хесс имел обширные контакты с пастором Мартином Нимёллером (Martin Niemoeller) — широко уважаемым противником национал-социализма.

В начале 1940 года Хесс с большими надеждами отправился в Освенцим. Там пока ещё не было лагеря, но он надеялся организовать полезный лагерь, который бы внёс важный вклад в германскую военную промышленность. Он всегда был чувствительным идеалистом в отношении условий заключения и надеялся установить для будущих заключённых такие условия проживания и содержания, какие были бы как можно более удовлетворительны для военного времени. В начале работы по организации лагеря Хесс столкнулся с раздражающей бюрократической волокитой и нехваткой ресурсов. Также он резко критиковал недостаточный профессионализм многих своих сослуживцев.

В течение первых двух лет польские военнопленные составляли наибольшую отдельную группу в лагере, хотя много узников было также доставлено в Освенцим из Германии. В конце 1941 года стали прибывать русские военнопленные. Они находились в жалком состоянии после длительного пути. С середины 1942 года евреи стали составлять в лагере основную долю. Хесс вспоминает, что в ранние дни системы небольшие группы евреев, находившихся в Дахау, были очень довольны их привилегиями в столовых. Что касается Заксенхаузена, то там практически не было евреев.

И вот как раз с этого момента повествование Хесса — до сих пор правдоподобное — становится крайне сомнительным. Манера, в которой описывается якобы имевшее место преднамеренное уничтожение евреев, очень поразительна. Из еврейских заключённых якобы создаётся особый крупный отряд. Эти мужчины и женщины берут в свои руки контроль над узниками — как новоприбывшими, так и находящимися на территории лагеря, — отобранными для умерщвления. Роль СС ограничивается общим надзором и подачей газа циклона-Б через душевые головки так называемых камер уничтожения.

Снятие одежды с евреев и их доставка в камеры уничтожения осуществлялись этой особой группой евреев. Впоследствии они распоряжались трупами. Если "обречённый" еврей оказывал сопротивление, то "привилегированные" евреи его избивали или заставляли подчиниться другим способами. Последние якобы делали свою работу так тщательно, что охранникам-эсэсовцам никогда не приходилось вмешиваться. Следовательно, большинство лагерного персонала СС могло быть оставлено в полном неведении относительно процесса уничтожения. Разумеется, ни один еврей, утверждавший, что он являлся членом этого мерзкого "особого отряда", так никогда и не был найден. В конце 1943 года Хесс был освобождён со своей должности в Освенциме и назначен главным инспектором всей системы концлагерей. Он якобы скрывал от сослуживцев из СС свою раннюю деятельность.

Стоит обратить внимание на то, что ни один заключённый Освенцима никогда лично не заявлял, что он был свидетелем самой работы этих так называемых "газовых камер". Это объяснялось тем, что те, кто были жертвами, не выжили, а те, кто были соучастниками, имеют веские причины не сознаваться в этом.

Коммунистические издатели мемуаров Хесса явно делали всё от них возможное, чтобы придать этому сочинению правдоподобность. Много сил было потрачено, чтобы показать, что в СС отдельная личность ничего не значила, что все подчинялись приказам. Явная робость Хесса в ранние годы при высказывании критики по поводу не дружественного, а враждебного отношения руководства СС к заключённым Дахау использовалась для того, чтобы придать силу предположению, будто он был готов принять любые эксцессы, включая бойню огромного количества (вплоть до миллионов!) схваченных евреев. То же сочинение описывает Хесса как крайне впечатлительного и одарённого человека, ведущего нормальную семейную жизнь рядом с женой и детьми на протяжении всего пребывания в Освенциме.

Хесс будто бы сказал, что в Освенциме свидетели Иеговы поощряли смерть евреев, потому что евреи были врагами Христа. Это является крупным промахом издателей-коммунистов. Стоит напомнить, что в наши дни коммунисты ведут ожесточённую борьбу со свидетелями Иеговы во всех странах соцлагеря и особенно — в советской зоне Германии. Отсюда напрашивается вывод, что эта клевета на свидетелей Иеговы была вставлена издателями-коммунистами.

Таким образом, нельзя не прийти к выводу, что эти так называемые мемуары Хесса подверглись редакторской проверке коммунистов и прочих — достаточно обширной, чтобы уничтожить их достоверность как исторического документа. Достоверности у них не больше, чем у так называемых мемуаров Эйхмана. Притязание на то, что существует рукописный оригинал этих мемуаров, вряд ли может быть существенным. Коммунисты печально известны своим умением получать "признания"; они владели специальной методикой, которая могла быть использована для того, чтобы заставить Хесса переписывать всё, что клалось перед ним на стол. Свидетельство о рукописи в данном случае не более убедительно, чем знаменитый фильм о газовых камерах Йозефа Зигмана (Joseph Zigman) "Фабрика смерти" ("The Mill of Dealth"), снятый уже после войны, который использовался на Нюрнбергском процессе. Так называемые мемуары Хесса заканчиваются совершенно неуместным заявлением о том, что нюрнбергские документы убедили обвиняемого в том, что исключительно Германия виновна за Вторую мировую войну.

Стоит отметить, что Герман Геринг — подвергнувшийся главному удару нюрнбергской пропаганды о зверствах — так и не был убеждён её. Ханс Фрицше (Hans Fritzsche) в книге "The Sword in the Scales" (London, 1953, p. 145) рассказывает, что Геринг — даже после того, как услышал ранние показания Олендорфа о оперативных группах и показания Хесса об Освенциме — остался совершенно уверен в том, что массовое уничтожение евреев в газовых камерах и посредством расстрельных команд является чистой воды пропагандистским вымыслом.

Фрицше размышляет над этим вопросом и приходит к выводу, что тщательное расследование этих чудовищных обвинений попросту не проводилось. Фрицше, оправданный на этом процессе, был искусным пропагандистом. Он осознал, что якобы имевшая место резня евреев составляла ключевой пункт обвинения против всех подсудимых. Эрнст Кальтенбруннер (Ernst Kaltenbrunner), руководитель Главного управления государственной безопасности, был на процессе главным ответчиком со стороны СС по той причине, что Гиммлер покончил с собой; по той же самой причине Фрицше представлял Геббельса. Кальтенбруннер был убеждён обвинениями в геноциде не более чем Геринг; он поведал Фрицше, что обвинение достигло видимых успехов благодаря эффективной технике принуждения свидетелей и скрытия улик. Было гораздо легче арестовать кого-то из немцев и под нечеловеческими пытками заставить его сделать обличительное признание, нежели изучить обстоятельства самого дела.

15. Подлинная сущность СС и его роль в иллюзии геноцида

Изданные коммунистами мемуары Хесса поднимают основной вопрос о сущности СС и его персонала. Это имеет решающее значение из-за ведущей роли СС в управлении концентрационных лагерей. С 1945 года книг, обвиняющих СС, вышло несметное множество, однако двумя самыми всеобъемлющими нападками, вне всякого сомнения, являются повествовательный отчёт Джеральда Райтлингера "СС: Алиби нации" и документальная коллекция Раймунда Шнабеля (Reimund Schnabel) "Macht ohne Moral: eine Dokumentation über die SS" ("Власть, лишённая морали. Документация СС", Frankfurt a.M., 1957). Как Шнабель, так и Райтилингер прослеживают рост организации СС от её раннего рождения внутри Национал-социалистической партии. Даже в 1929 году, когда Гиммлер был назначен руководителем CC, в неё входило всего 280 членов.

СС планировалась как самая верная и целенаправленная организация по безопасности, охраняющая движение Гитлера. Шнабель цитирует Гиммлера, который в 1935 году в Госларе сказал, что мало кому в Германии понравится СС и что некоторых будет просто тошнить при виде эсэсоовской униформы. Райтлингер делает особый акцент на главных драматических событиях — таких, как восстание Варшавского гетто в апреле 1943 года и его подавление эсэсовцами и польскими вспомогательными подразделениями в следующем месяце. И тот, и другой пытаются представить руководство СС как тупых и педантичных людей без малейших угрызений совести, а большинство рядовых эсэсовцев — как запрограммированных роботов с неограниченной способностью совершенствовать свои чудовищные деяния.

Разумеется, существует и другая сторона истории СС, которую необходимо учитывать для того, чтобы получить полную картину. Эсэсовцы были возмущены обвинением, согласно которому они были переделаны до неузнаваемости и лишены человечности. Особенно сильно они негодовали по поводу обвинения, выдвинутого против них после войны, согласно которому они были преступными членами преступной организации. Тысячи письменных показаний бывших эсэсовцев, свидетельствующих о нравственности и достоинстве их организации, были законсервированы в неопубликованных документах Нюрнбергских процессов.

Эсэсовцы обращали особое внимание на то, что их социальный статус и полученное воспитание были выше среднего. Они напоминали, что в организацию не допускались криминальные элементы и люди с уголовным прошлым. Они считали себя прежде всего верными служителями государства, мира и порядка, и отнюдь не фанатиками-идеологами.

До 1933 года свыше 5/6 членов СС не были связаны с Национал-социалистической партией. Только 20 % эсэсовцев, служивших в полную меру своих возможностей во время войны, поступили добровольно на службу до начала войны. Абсолютное большинство эсэсовцев были активными католиками или протестантами, посещавшими службы.

Эсэсовцы доказывали, что их обработка по еврейскому вопросу была, как правило, утончённой и находилась на высоком уровне. Она ни в коем случае не была направлена на то, чтобы привить ненависть или желание уничтожить евреев. И действительно, защиту евреев и их собственности эсэсовцы считали частью своих обязательств — что они и сделали в ноябре 1938 года, положив конец антиеврейским демонстрациям в немецких городах. Около 99 % эсэсовцев заявило, что первые слухи о якобы имевших место жестокостях против евреев они услышали только после того, как закончилась война, и что они и понятия не имели о так называемых запланированных военных преступлениях.

В их обучение входило то, что грубость считается недостойной эсэсовца. Все они знали о зверствах, имевших место против немцев в России и Югославии во время войны, и о невероятно плохом обращении с пленными эсэсовцами в гигантском лагере Фюрстенфельдбрюк после мая 1945 года. У эсэсовцев существовало понимание того, что иностранные рабочие в Рейхе, находившиеся там во время войны, имеют равный статус с немецкими рабочими и что не должно оказываться непомерное давление для роста производительности рабочих отрядов, сформированных из заключённых концлагерей. В этой сфере деятельности было общеизвестно, что два эсэсовца были с позором уволены со службы за то, что в 1936 году они без разрешения вошли в дом евреев в Ганновере. Также было известно, что в 1937 году в Дюссельдорфе два эсэсовца были исключены из организации за плохое обращение с одним евреем.

Бывшие члены СС были не согласны с обвинением, согласно которому все, связанные с управлением концлагерей были садистами. Люди из таких лагерей, как Дахау, Бухенвальд, Заксенхаузен и Освенцим, настаивали на том, что заключённые этих лагерей не имели анормальной работы и что их хорошо кормили. В течение большей части войны лагеря были в основном чистыми и благоустроенными; только в последние страшные месяцы имели место отсутствие еды и сильное переселение. Самих охранников лагерей на работу набирали. После 1945 года было легко получить письменные показания от тысяч бывших заключённых концлагерей о том, что с ними хорошо обращались.



Страницы: Первая | 1 | 2 | 3 | Следующая → | Последняя | Одной страницей


See also:
Для студента
Похожие записи

Комментарии закрыты.